Содержание

Детальная страница статьи

Материалы на основе гипса получили достаточно широкое распространение при производстве различных отделочных работ. Перечень изделий множится каждый год. Зачастую рядовому пользователю сложно понять разницу в физико-технических свойствах между разновидностями. В этой статье мы рассмотрим особенности такого строительного материала, как гипсоволокнистый лист, его сферу применения и технологию монтажа.

Волокно или картон

Гипсоволокнистый лист изготавливается на основе гипса и древесных волокон (целлюлозы), сокращенно материал обозначается как ГВЛ. Часто его путают с другим похожим изделием – ГКЛ или гипсокартоном.

Гипсокартон на 6% состоит из плотного строительного картона, который покрывает гипсовый сердечник. Подробнее про ГКЛ читайте в статьях «Гипсокартон: интерьерные решения», «Гипсокартон: монтаж потолка», «Гипсокартон: монтаж перегородок».

Армирование листа ГВЛ с помощью целлюлозы (распущенной макулатуры) позволяет увеличить плотность и прочность материала. При этом по сравнению с гипсокартоном волокнистый материал обладает меньшей гибкостью, поэтому для фигурных декоративных элементов он используется реже. Подробнее остановимся на особенностях гипсоволокнистых листов.и

Преимущества ГВЛ

Листы из гипса и волокна обладают целым перечнем преимуществ, из-за которых их часто выбирают частные пользователи и крупные организации.

  • Высокая износостойкость – материал обладает большей плотностью, чем ГКЛ, он лучше переносит механические воздействия. По этой причини гипсоволкнистый лист используется в качестве черновых напольных покрытий.

Применение ГВЛ для сухого напольного покрытия

  • Экологически чистый материал не содержит вредных синтетических смол, поэтому абсолютно безопасен для человека.

Благодаря своей безвредности ГВЛ рекомендуется для использования в детских образовательных и оздоровительных учреждениях.

  • Низкая теплопроводность обеспечивает качественную теплоизоляцию помещения.

От теплопроводности зависит скорость передачи тепла. Материалы с низкой теплопроводностью являются хорошими утеплителями.

  • Звукоизоляционные свойства – ГВЛ листа заметно снижает уровень шума. Качество шумоизоляции зависит от толщины листа. При создании перегородок и обшивке стен часто прибегают к монтажу двух или трех слоев, это позволяет еще больше усилить звукоизоляционные свойства покрытия.
  • Влагостойкость – материал не содержит картона, поэтому по сравнению с ГКЛ структура меньше подвержена размоканию и разрушению под действием влаги.
  • Простота монтажа – ГКЛ легко режется и прикручивается с помощью обычных саморезов.
  • Огнестойкость – материал отвечает высоким требованиям по показателям огнезащиты, поэтому его часто используют для обшивки помещений, к которым предъявляются повышенные требования с точки зрения огнестойкости (лифтовые холлы, лестничные клетки, коридоры, маршруты эвакуации в случае пожара).

По горючести материал относится к группе Г1 (слабогорючие), по воспламеняемости – В1 (трудновоспламеняемые) со слабой дымообразующей способностью (Д1).

Виды гипсоволокнистых листов

В зависимости от особенностей состава и конструкции листы подразделяются на виды.

  • Обычные (ГВЛ) – не предназначены для использования в помещениях с влажным режимом.
  • Влагостойкие (ГВЛВ) – поверхность листов обрабатывается гидрофобизатором, благодаря этому они могут использоваться во влажных помещениях. По ГОСТу показатель влагопоглощения ГВЛВ не должен превышать 1 кг на м.кв.

Прямолинейная кромка ГВЛ бывает фальцевой или прямой. Также отдельно выпускаются элементы пола, которые отличаются наличием фальца с двух сторон.

  • Фальцевая кромка имеет обозначение ФК, на листах с лицевой стороны снимается часть верхнего слоя. Благодаря этому при стыковке листов друг с другом на швах образуется выемка, которая армируется и зашпаклевывается. Поверхность покрытия при этом получается ровной.

ГВЛ с фальцевой кромкой (ФК)

  • Прямая кромка (ПК) имеет прямоугольную форму. Эта разновидность листов может использоваться для покрытия пола. Также ПК листы применяются при монтаже многослойных обшивок.

ГВЛ с прямой кромкой (ПК)

  • Элемент пола (ЭП) используется при укладке напольного чернового покрытия. Деталь состоит из двух гипсоволокнистых влагостойких ПК листов. Слои соединяются со смещением, благодаря этому на двух кромках образуется фальц, который облегчает стыковку элементов пола.

Элемент пола применяется при сборке чернового покрытия методом сухой стяжки

Сфера применения

Гипсоволокнистые листы применяют для различных задач в жилых и хозяйственных помещениях.

  • Создание перегородок позволяет разделить помещение на несколько небольших комнат. Этот прием часто используется в больших квартирах-студиях, чтобы отделить детскую или кухню. Каркас перегородки изготавливается из стального или деревянного профиля. Затем на обрешетку крепится ГВЛ ФК. Для этого цели используются листы толщиной 12,5 мм. Для придания конструкции прочности и повышенных звукоизоляционных свойств допускается укладка гипсоволокнистых листов в два слоя. Обрешетка покрывается с двух сторон, а внутрь укладывается слой утепляющего или звукоизоляционного материала.

Перегородка из ГВЛ листа

  • Обшивка стен – материал может использоваться для выравнивания стен, крепление также производится на деревянную или профильнуюобрешутку. Рекомендуется использовать ГВЛ ФК или ГВЛВ ФК в зависимости от влажности помещения. Обшивка может сочетаться с утеплением. Внутри подвесной стены можно спрятать электропроводку и сантехнические трубы.

Обшивка стен гипсоволокнистыми листами с закладыванием внутрь слоя теплоизоляции

  • Подвесной потолок крепится к перекрытиям на металлическую или деревянную обрешетку. Потолок не выполняет несущей функции, его основная задача заключается в создании ровной бесшовной поверхности под последующую финишную отделку. Чтобы обезопасить материал от протечек с верхних этажей, рекомендуется использовать влагостойкий ГВЛ толщиной 10 мм. При расположении электрической проводки на потолке листы помогают скрыть гофры, в которых проложены электрические кабели.

Потолочная обрешетка на прямых подвесах

Острые элементы обрешетки не должны соприкасаться с электрическими проводами.

  • Отделка мансарды – потолок в мансардном помещении также может быть отделан с помощью ГВЛВ. Допускается однослойная или двухслойная конструкция покрытия. Под обрешетку укладывается изоляционная обшивка, крепление может производиться к стропильной системе.

Обшивка мансардного помещения с помощью листа ГВЛ

  • Укладка чернового пола – ГВЛВ используется для создания сухой стяжки. Этот метод не рекомендуется использовать во влажных помещениях. В качестве утеплителя и звукоизоляции используется минеральная засыпка (перлит, керамзит или вермикулит). Такой способ стяжки позволяет произвести монтаж собственными силами, при этом по полу сразу можно ходить и укладывать чистовое покрытие.

Крепление элементов пола производится на саморезы и клей

Виды обрешеток: дерево или металлический профиль

Обрешетка под ГВЛ может изготавливаться из деревянных или металлических профилей.

Элементы профилей для обрешетки под ГВЛ

Создание обрешетки позволяет заложить внутрь обшивки или перегородки слои тепло- и звукоизоляции. Также обрешетка исправляет неровности основания, скрывает проводку и водопроводные трубы.

Деревянная обрешетка – изготавливается из брусков хвойных пород, дерево должно быть подготовлено соответствующим образом. Перед монтажом пиломатериалы покрывают антипиренами и антисептиками. При этом деревянную обрешетку все равно не рекомендуется использовать в местах, которые подвергаются воздействию влаги. Также дерево не обладает высокими огнеупорными свойствами даже после обработки антипиренами, поэтому в помещения с высокими требованиями огнезащиты рекомендуется использовать каркас из стальных профилей.

Деревянный брусок должен иметь влажность 12 – 20 %

Металлическая обрешетка – проста в сборке, не дает усадки, не подвержена гниению. Прочность зависит от толщины металла, наиболее надежными считаются профили с толщиной стали 75 и 100 мм. В зависимости от места размещения используются разные типы профилей: направляющий профиль (НП), потолочный профиль (ПП), стоечный профиль (СП).

Профили и крепежные элементы

Особенности монтажа

Рассмотрим основные этапы монтажа покрытия из ГВЛ. В зависимости от сферы применения последовательность операций может отличаться.

  • Разметка – с этой процедуры начинается любой монтаж. С помощью вспомогательного оборудования (гидравлического, пузырькового или лазерного уровня) находится горизонталь и вертикаль комнаты. По ним определяется расположение будущей обрешетки или поверхности напольного покрытия.

Лазерный уровень делает визуальные отметки на стене по горизонтали и вертикали

Если в распоряжении имеется лазерный уровень это поможет существенно упростить процедуру по измерительным работам. При этом наличие этого прибора не говорит о том, что можно полностью отказаться от пузырькового уровня. Дополнительно использование нити-отбивки с краской упрощает нанесение разметки.

  • Монтаж обрешетки начинается с закрепления направляющих профилей (НП), они устанавливаются по периметру будущего покрытия с помощью дюбель-гвоздей. Расстояние между крепежными элементами должно быть не более одного метра, но не меньше трех крепежей на один профиль.

Монтаж чернового пола методом сухой стяжки существенно отличается по технологии. Там не используется обрешетка – элементы пола укладываются на выравненную минеральную засыпку. Про сухую стяжку с помощью листов ГВЛ подробнее читайте в статье «Сухая стяжка своими руками: технология и этапы».

  • После закрепления направляющих устанавливаются основные профили (стоечные или потолочные). Потолочные вешаются на прямые или анкерные подвесы. Между собой элементы обрешетки скрепляются с помощью саморезов или методом просечки с отгибом.

Метод просечки – альтернативный способ соединения профильной обрешетки. Он позволяет обойтись без саморезов, также при креплении просечке шляпки метизов не выступают и не давят на поверхность гипсоволокнистых листов. Просечка делается с помощью специального инструмента – просекателя. Просекатели могут просто пробивать металл, но для скрепления элементов каркаса потребуется инструмент, который пробивает материал и загибает его края.

  • Раскройка ГВЛ производится с помощью электролобзика, торцовочной пилы или ножа для ГВЛ. Рез осуществляется по предварительно нанесенной разметке. Надрез делается на глубину 1 – 1,5 мм, затем лист укладывается на край стола или верстака и надламывается. Если лист не отделяется, то оставшуюся часть материала дорезают. Торец необходимо обработать рубанком. Для оформления стыков торцовых поверхностей делают фаски.

Разрез делается по линейке, по линии надреза несколько раз проводят ножом

Крепление осуществляется вразбежку, чтобы не образовывалось крестообразных швов. В качестве крепежных элементов используют саморезы. Расстояние от метиза до края листа должно составлять не менее 15 мм. В обрешетку саморез должен углубляться на 10 мм для стального профиля и на 20 мм для деревянного.

Самонарезающие винты закручиваются с помощью аккумуляторного шуруповерта. Расстояние между крепежами для однослойного покрытия не может быть меньше 25 см. Для двухслойных покрытий первый слой может иметь расстояние между крепежами 75 см, внешний слой – 25 см. У трехслойной — 75, 50 и 25 мм.

  • Заделка швов – после завершения монтажа швы грунтуются и шпаклюются, сверху на шпаклевку наклеивают армирующую ленту. После высыхания, наносится финишный слой. Зашпаклеванные швы обрабатываются наждачной бумагой. Также шпаклевкой необходимо закрыть отверстия, оставшиеся после закручивания саморезов.

При использовании ГВЛ в помещениях, где возможно попадание воды на покрытие, необходимо обработать примыкания гидроизоляционной мастикой и изолировать их с помощью гидроизоляционной пленки.

Таким образом, ГВЛ листы являются универсальным отделочным материалом. Он обладает высокой влагостойкость и огнестойкостью. Материал прост в монтаже, его установка может быть осуществлена без привлечения бригады профессионалов.

Что такое ГВЛ и ГВЛВ

Что такое ГВЛ — гипсоволокнистые листы

Содержание статьи:

Сегодня для выравнивания стен, потолков и пола, всё чаще выбирается сухой способ с использованием современных листовых стройматериалов. Наибольшей популярностью пользуются ГКЛ и ГВЛ листы, обладающие хорошей прочностью, гибкостью и другими эксплуатационными характеристиками.

ГКЛ — это гипсокартонные листы, а ГВЛ — гипсоволокнистые, которые чем-то сильно напоминают гипсокартон, и являются его аналогом. Однако, по сравнению с гипсокартоном, ГВЛ имеют гораздо лучшие прочностные характеристики, из-за чего гипсоволокнистые листы нередко используются для сухой стяжки пола.

О том, что такое ГВЛ, какими характеристиками обладает данный материал, и где используется в строительстве, будет рассказано в этом обзоре строительного журнала samastroyka.ru.

Что такое ГВЛ

ГВЛ — дословно расшифровывается, как гипсоволокнистый лист. Это листовой стройматериал, который получил широчайшее применение на сегодняшний день в отделочных работах. Изготавливают гипсоволокнистые листы из армированного строительного гипса. В качестве материалов для армирования, выступают разнообразные технологические добавки и волокна распущенной целлюлозы.

Следует знать, что существует несколько видов ГВЛ — обычные, влагостойкие ГВЛВ, которые отличаются повышенной влагостойкостью, из-за обработки специальными гидрофобизаторами, влагоогнестойкие ГКЛВО и огнестойкие ГВЛО. Влагостойкие ГВЛВ листы, рекомендуется использовать, согласно СНиП, во влажных помещениях.

Виды ГВЛ

Как было сказано выше, на сегодняшнее время существует несколько разновидностей гипсоволокнистых листов:

ГВЛ — простой гипсоволокнистый лист, в основном применяется для отделки стен, полов и потолков. Используется в помещениях с умеренной степенью влажности и температуры.

ГВЛВ — влагостойкие гипсоволокнистые листы, которые имеют более высокую степень влагозащищенности. ГВЛВ используются преимущественно во влажных помещениях.

ГВЛО — огнестойкие гипсоволокнистые листы, материал, который обладает повышенными огнеупорными качествами, и используется преимущественно в качестве экранов, для создания воздуховодов и коммуникационных шахт.

ГВЛВО — влагоогнестойкие гипсоволокнистые листы, используются преимущественно там, где всегда присутствуют крайне негативные эксплуатационные условия. Например, в банях и саунах, где наряду с высоким температурным режимом, всегда наблюдается повышенная влажность.

Характеристики ГВЛ

Гипсоволокнистые листы (ГВЛ) имеют заметно лучшие технические характеристики по сравнению с обычным гипсокартоном. Это касается не только более высокой прочности ГВЛ, которая находится в пределах 1250 кг/м³, но и гибкости, которая в несколько раз выше, чем у гипсокартона, порядка 5,5 МПа на изгиб.

Это преимущество ГВЛ позволяет широко использовать материал там, где нужны высокие прочностные показатели в отделке. Кроме того, благодаря низкому коэффициенту теплопроводности, гипсоволокнистые листы с успехом, применяются для термоизоляции стен и полов, что позволяет существенно сократить финансовые расходы на утепление фасада дома.

  1. Размеры ГВЛ — при толщине в 10 или в 12,5 мм, 250 на 120 см;
  2. Теплопроводность ГВЛ — 0,36 Вт/м°C;
  3. Твёрдость материала по Бриннелю — 20 МПа;
  4. Звукопоглощение ГВЛ — не менее чем 40 ДБ;
  5. Состав ГВЛ — строительный гипс 80-85%, целлюлоза 10-15%, технологические добавки 5%.

Как видно, ГВЛ имеет неплохие характеристики, материал намного прочнее, чем гипсокартон, не так подвержен влаге, и имеет прекрасные тепло- и звукоизоляционные качества.

Применение ГВЛ в строительстве

Наибольшее применение гипсоволокнистые листы получили в строительстве и ремонте помещений. Из ГВЛ легко возводят стеновые перегородки, что позволяет умело зонировать свободное пространство, ими обшивают стены, полы и потолки.

Кстати, из-за высокой степени прочности и твёрдости, ГВЛ — самый популярный листовой материал для обустройства пола. Он хорошо выдерживает большие нагрузки, легко поддаётся окрашиванию, и служит достаточно долго. Благодаря тому, что гипсоволокнистые листы не пропускают через себя посторонние звуки, их получается эффективно использовать и для звукоизоляции.

Можно смело сказать о том, что в отличие от ГКЛ, ГВЛ — это более универсальный отделочный материал, который нашёл широкое применение в современном ремонте и строительстве.

Оценить статью и поделиться ссылкой:

Гипсоволокнистый лист (ГВЛ) — лучшая цена, разные размеры. ГВЛ Кнауф

Гипсоволокнистый лист (ГВЛ) — прочный отделочный материал, который схож по внешнему виду и характеристикам с гипсокартоном (ГКЛ). Отличие состоит в технологии изготовления листов: основной материал строительный гипс армируется распушенной целлюлозной макулатурой и несколькими видами специальных добавок, которые делают его прочнее, и как следствие, отпадает необходимость в картонной (бумажной) оболочке. 

Листы бывают двух основных видов: обычные (ГВЛ) и устойчивые в влаге (ГВЛВ). В соотвествии с этим появляется возможность использовать данный материал не только в сухих помещениях, но и в тех, где повышена влажность.  

Кромка также бывает двух видов: фальцевая кромка (ФК) и продольная (ПК).

Основные преимущества гипсоволокнистых листов (ГВЛ):

  • Прочность
  • Влагостойкость
  • Гибкость
  • Экологичность
  • Теплоизоляция
  • Звукоизоляция
  • Простота монтажа
  • Практически нет отходов

Благодаря этим преимуществами многие специалисты, которые выполняют ремонтные и строительные работы, предпочитают именно гипсоволокнистые листы (ГВЛ) от компании Knauf (Кнауф), нежели гипсокартон, ДВП, ОСБ плиты, СМЛ или фанеру.  

Купить гипсоволокнистые листы в Екатеринбурге

Компания «Практика строительства» — один из признанных лидеров на рынке строительных материалов Екатеринбурга. В интернет-магазине стройматериалов представлен широкий выбор гипсоволокнистых листов с различными характеристиками. Вы всегда можете купить листы ГВЛ по доступной цене и быстро получить их по Вашему адресу. Наши опытные консультанты ответят на любой вопрос, помогут подобрать нужный материал. Если Вы знакомы с этой продукцией, то Вам не составит труда самостоятельно заказать нужное количество листов, просто добавив их в корзину. Мы быстро обрабатываем каждый заказ и связываемся с клиентом в кратчайшие сроки. 

Разработаны специальные акции и предложения для оптовых клиентов. Мы готовы обеспечить необходимым количеством стройматериалов любой строительный объект. Просто позвоните нашему менеджеру и уточните условия сотрудничества с юридическими лицами — контактный телефон (343) 201-11-96. Либо Вы можете запросить счет на материалы, написав нам на почту [email protected]  

Виды и характеристики гипсокартона. ГКЛ, ГКЛВ, ГКЛО, ГКЛВО, ГВЛ, ГВЛВ

Общие сведения. Виды материалов.


  Гипсокартон — строительный материал, состоящий из гипсового наполнителя, покрытый со всех сторон, кроме торцевых, плотным картоном. Внешне он представляет собой прямоугольный лист плотного гибкого материала с размерами и цветной маркировкой, широко варьирующимися в зависимости от применения. Гипсокартон иногда называют «сухой гипсовой штукатуркой», хотя это два различных материала. Наполнителем гипсокартона является вспененная гипсовая масса с различными добавками, в отличие от сухой штукатурки, сердечник которой — монолитный слой гипса.

  Материал, напоминающий гипсокартон, изобрел американский производитель бумаги Августин Саккет еще в XIX веке. С целью изготовить из грубых сортов картона что-то полезное он прессовал плотные листы бумаги, а между слоями укладывал тонкую полоску гипса. Называлось это тогда «строительная доска». Но в том виде, каким мы знаем его сейчас, гипсокартон запатентовал немногим позднее соотечественник Саккета инженер Кларенс Утсман. С этого начинается история гипсокартона, одного из самых распространенных стройматериалов в мире. В России он начал широко использоваться около 15 лет назад, несмотря на то что экспериментальное производство материала было организовано в СССР в 50-е годы XX века.

  Существует несколько видов гипсокартона применяемых нашими мастерами в Санкт Петербурге. Мы подробно рассмотрим каждый из них, приведем его характеристики и расскажем, в каких условиях он применяется.

  В зависимости от качества производимый материал делится на две группы: А — гипсокартон высшего качества, Б — среднего качества, цена последнего заметно уступает цене гипсокартона первого класса. Эта информация обязательно должна указываться на маркере продукции.

  Классический гипсокартон продаваемый в Санкт Петербурге имеет маркировку  ГКЛ, что расшифровывается просто — гипсокартонный лист. Стандартный лист, наиболее часто используемый при домашнем ремонте, имеет размеры 1200 на 2500 мм при толщине 9,5 или 12,5 мм. У него также есть варианты видов кромок для стыковки листов как между собой, так и с элементами крепежа. Применяется данный вид стройматериала в условиях обычной влажности. Таким образом, это гипсокартон в чистом виде, используемый практически во всех видах работ, выполняемых в домашнем ремонте. Состоит из гипсового наполнителя и покрывающих его двухслойных картонных листов. Имеет серый цвет и синюю цветовую маркировку с указанием основных характеристик материала, которая обязательно должна находиться на торце листа.

  Следующий вид гипсокартона имеет аббревиатуру ГКЛВ (лист гипсокартонный влагостойкий). Он имеет как стандартные размеры, так и несколько менее распространенные, но, однако, существующие на рынке стройматериалов. Главная особенность указанного материала заключается в его повышенной влагостойкости. При изготовлении гипсокартона его картонная составляющая пропитывается специальными составами, препятствующими образованию плесени, бактериальному гниению. Помимо этого, картон обрабатывается специальным способом, чтобы препятствовать проникновению излишнего количества влаги. Его применяют в помещениях с обычной и повышенной влажностью, например в ванных комнатах. Несмотря на эти свойства, следует помнить, что при повышенной влажности необходимы вентиляция и покрытие гипсокартона защитным слоем, например гидростойкой краской или пластиковыми панелями, иначе материал будет испорчен. Цвет картона ГКЛВ зеленый, маркировку он имеет синего цвета.

  Тип  ГКЛО — это огнестойкий гипсокартон. Как можно догадаться, он обладает повышенной сопротивляемостью открытому огню. При его производстве в гипсовый наполнитель вводят специальные армирующие добавки, которые делают его более прочным. Гипс — материал негорючий, но армирующий его картон может выгореть, и там, где обычный гипсокартон рассыплется, огнестойкий сохранит свою структуру. Применяют его в помещениях с обычной и пониженной влажностью. Цвет картонной оболочки серый, маркировка красная.

  Еще один вид гипсокартона — ГКЛВО. Это комбинированный строй-материал, сочетающий в себе влагостойкие свойства ГКЛВ и ГКЛО. Применяется он в различных условиях, но целесообразно устанавливать его в местах с повышенной влажностью и там, где имеется опасность возгорания. Цвет картона зеленый, маркируется он красным цветом.

  Помимо собственно гипсокартона, существует ряд сходных материалов, имеющих немного другие характеристики.

  Речь идет о ГВЛ — гипсоволоконных листах. Основное отличие этого материала от гипсокартона состоит в том, что ГВЛ имеет гомогенную, то есть однородную, структуру, тогда как ГКЛ многослоен. Специфика ГВЛ заключается в том, что он представляет собой смесь из гипса, имеющего в составе различные наполнители, и целлюлозной составляющей. Проще говоря, в процессе производства гипс с добавками смешивается с водой и мелкоизмельченной бумажной макулатурой. Равномерно перемешанная смесь затем прессуется, режется и шлифуется с одной стороны, которая заодно покрывается и грунтовочной смесью.

  Область применения у ГВЛ точно такая же, как и у гипсокартона. Единственное отличие в том, что гипсокартон никогда не используется при покрытии пола, тогда как основной расход ГВЛ идет именно на это. ГВЛ гораздо более прочен, нежели гипсокартон, поскольку имеет однородную структуру, которую связывают целлюлозные волокна, получается нечто вроде армированного гипса. Помимо повышенной прочности, он более огнестоек, имеет повышенные тепло-, звукоизоляцию. Кроме того, он устойчив к влаге и имеет немного другие физические характеристики. Гипсокартон хрупок, при малейшем ударе он раскалывается, забить в него гвоздь не представляется возможным, тогда как в ГВЛ это можно сделать без усилий, точно так же, как и в деревянную доску. Он более плотен, но зато и гораздо тяжелее.

  Размеры ГВЛ стандартизированы, их меньше, чем у гипсокартона. Различают стандартный — 2500 на 1200 мм и толщиной 10,2 мм и мало-форматный — 1500 на 1000 мм при толщине 10,2 мм. Хотя, если возникнет необходимость, можно заказать листы и других размеров.

  Гипсоволокно подразделяется на обычный материал, который применяется в условиях с нормальной влажностью, и ГВЛВ — материал, пропитанный специальными гидрофобными наполнителями и обладающий повышенной стойкостью к влаге.

  У всех вышеперечисленных материалов, помимо линейных размеров, различных областей применения, есть и различие в профиле боковой кромки. В зависимости от применения они имеют разнообразную конфигурацию, которая обязательно указывается в маркере материала.

Огнеупорный ГВЛ: предел огнестойкости и другие технические характеристики

Andrey

15617 1 12

В данной статье я хочу поговорить с вами про огнестойкий ГВЛ. Мы рассмотрим, что он собой представляет, ознакомимся с его характеристиками и эксплуатационными качествами, а также проведем некоторые параллели с гипсокартоном.

Гипсоволоконные листы

Общие сведения

Аббревиатура «ГВЛ» расшифровывается как гипсоволоконный лист. Еще этот материал известен в народе как «Кнауф-суперлист». Сразу скажу, что говорить «ГВЛ огнеупорный» или «огнестойкий ГВЛ» не совсем корректно.

Дело в том, что гипсоволоконный лист изначально огнестойкий. Поэтому никаких его модификаций с повышенной огнеупорностью не существует.

Главное отличие гипсоволоконного листа от знакомого всем гипсокартона заключается в его структуре. Если гипсокартон — это слоеный материал, то ГВЛ однороден.

ГВЛ отличается от ГКЛ однородной структурой

Основой ГВЛ служит гипсовая смесь с волокнами целлюлозы, которую перед применением распушают. Согласно ГОСТ Р 51829-2001, волокна распределены равномерно, причем их содержание достигает 15-20 процентов. Как не сложно догадаться, целлюлоза обеспечивает армирование, тем самым повышая его прочность.

В результате прессования материал приобретает форму прямолинейного листа. Отклонения геометрии не превышают трех миллиметров.

Лицевая сторона материала подвергается шлифовке, а также обработке специальным составом, который предотвращает меление. Таким образом, ГВЛ является материалом, служащим для черновой отделки. Соответственно, его можно рассматривать как альтернативу гипсокартону.

Сравнение звукоизоляционных качеств ГВЛ с другими материалами

Особенности ГВЛ

Характеристики

Теперь рассмотрим наиболее важные технические характеристики гипсоволокна:

Характеристики Значение
Плотность Не более 1250 кг/м3
Теплопроводность листов 0,22 — 0,36 Вт/м °С
Прочность на сжатие 10 МПа и выше
Прочность на изгиб 5,5 МПа и выше
Звукоизоляция 35-40 Дб
Коэффициент паропроницаемости 0,12 Мг/м*ч*Па

Гипсоволокно обладает высокой плотностью

Эксплуатационные качества

Как правило, при выборе материала покупателя интересуют не «сухие» цифры, а достоинства и недостатки изделия. Поэтому далее ознакомимся с эксплуатационными качествами ГВЛ.

На форумах многие люди спрашивают у специалистов – горит ли ГВЛ на самом деле или нет? Несмотря на заверения производителей, об огнестойкости этого материала можно говорить с некоторой оговоркой.

ГВЛ не воспламеняется

По ГОСТ 30244-94 материал классифицируется как Г1, т.е. является слабо горючим. По ГОСТ 30402-96 он относится к классу воспламеняемости В1 – не воспламеняется. Но как это происходит на практике?

При воздействии открытого огня поверхность материала обугливается, но не загорается. Причем в процессе воздействия высокой температуры, кристаллы, которые содержатся в структуре гипсоволокна, распадаются. При этом высвобождается вода, которая противостоит пламени.

В результате огнестойкость ГВЛ в минутах, как показывают испытания, в среднем составляет 90 минут и более. Т.е. столько времени материал противостоит распространению огня на поверхности, расположенному за ним. Это позволяет использовать гипсоволокно для противопожарной защиты деревянных и прочих горючих конструкций.

Предел огнестойкости ГВЛ зависит от его толщины. Чем материал толще, тем, соответственно, предел огнестойкости выше.

Гипсоволоконные листы надежно фиксируются саморезами

Итак, горит или нет гипсоволокно – мы разобрались, теперь ознакомимся с другими немаловажными качествами материала:

  • высокая плотность, которая сравнимая с плотностью керамзитобетона. Это позволяет вкручивать в гипсоволокно саморезы без дюбелей и даже забивать в него гвозди;
  • материал не крошится. Благодаря этому гипсоволоконные листы можно обрабатывать тем же инструментом, что и дерево;

ГВЛ можно использовать как напольный материал

  • высокая прочность (вдвое больше чем у гипсокартона) – это позволяет использовать материал не только для отделки стен или потолка, но и пола.
    В частности, листы ГВЛ зачастую используют при обустройстве так называемой сухой стяжки.

Кроме того, они выдерживают большие механические нагрузки. Благодаря этому к листам можно крепить достаточно тяжелые предметы мебели, к примеру, полочки;

ГВЛ способен выдерживать большие механические нагрузки

  • невысокий коэффициент теплопроводности позволяет в некоторой степени утеплить помещение. На ощупь листы всегда остаются теплыми;
  • морозостойкость – это качество позволяет использовать материал для отделки неотапливаемых помещений. В частности, его можно использовать в дачных домах, на балконах, в тамбурах и т.д.;
  • высокая гигроскопичность – это свойство позволяет регулировать уровень влажности в помещении. Т.е. при высокой влажности материал впитывает влагу, а при низкой – наоборот, отдает ее.

ГВЛ можно использовать для отделки тамбуров и балконов

Конечно, наряду с достоинствами, у ГВЛ имеются и некоторые недостатки:

  • масса выше, чем у ГКЛ, что несколько усложняет транспортировку и работу с материалом;
  • в результате высокой плотности ГВЛ не способен деформироваться. Другими словами листы не гнутся. Поэтому отделывать радиусные поверхности ими сложней;
  • материал более хрупкий, чем гипсокартон, поэтому работать с ним нужно аккуратно. Особенно это касается наиболее тонких листов.

Кроме того цена на ГВЛ несколько выше, чем на гипсокартон. В этом вы можете убедиться из следующей таблицы:

Марка Стоимость в рублях
Knauf 12,5 мм 1200х2500 мм 570
Knauf (влагостойкий) 2500х1200х10 мм 450
Гипсополимер 2500х1200х10 мм 440

Чтобы гипсоволоконные листы прослужили долго, их нельзя покрывать силикатными красками и шпатлевками, а также составами на основе жидкого стекла.

Таким образом, гипсоволоконные листы являются неплохой альтернативой гипсокартону, особенно в тех случаях, когда от материала требуется высокая прочность или огнестойкость.

Внешне влагостойкий гипсоволоконный лист не отличается от стандартного

Виды ГВЛ

ГВЛ различают, прежде всего, по влагостойкости. По данному параметру материал делятся на два вида:

  • влагостойкий или ГВЛВ – обработан гидрофобным составом, в результате чего может использоваться в помещениях с повышенной влажностью – на кухнях, в санузлах, подвалах и т.д.;
  • стандартный – подходит для большинства внутренних работ. Может использоваться как в жилых, так и промышленных помещениях.

Варианты кромок листов

Еще одно отличие заключается в форме кромки. По этому параметру листы делятся на следующие виды:

  • с прямой кромкой – предназначены для отделки стен и потолков, а также монтажа перегородок;

Листы с фальцевой кромкой

  • с фальцевой кромкой – применяются для укладки сухих стяжек. Кроме того, существуют листы с фальцевой кромкой и для обшивки стен и прочих поверхностей.

Еще одно важное различие – это размеры листов, которые могут быть следующими:

Размеры Значение, мм
Длина 1200, 1500, 2500, 2700 и 3000.
Ширина 1000, 1200.
Толщина 10, 12.5, 20.

Несколько слов о технологии монтажа

Инструкция по монтажу гипсоволоконных листов на стены и потолок во многом схожа с монтажом гипсокартона. Для этих целей точно так же выполняется каркас из металлических профилей. О нюансах его монтажа я уже неоднократно рассказывал на страницах нашего портала, поэтому повторяться не буду.

Резка листа ГВЛ ножовкой

Что касается установки листов, то работа осуществляется так:

  1. в первую очередь листы раскраиваются под параметры стен или потолка. Для этого, перед тем как резать ГВЛ, необходимо разметить материал;
  2. затем листы нарезаются по разметке. Вариантов чем резать ГВЛ существует несколько. Если нужно получить ровный рез, можно воспользоваться ножовкой по дереву с мелкими зубьями. Если же необходимо вырезать деталь сложной формы, следует воспользоваться электролобзиком;

Саморез для ГВЛ

  1. далее листы крепятся к каркасу при помощи самонарезающих высверливающих или прокалывающих винтов диаметром 3,9 мм с зенкующей головкой. При однослойной обшивке шаг саморезов составляет 250 мм, а длина – 30 мм.

Установка листа ГВЛ

Если листы крепятся в два слоя, то шаг саморезов для первого слоя должен составлять 750 мм, а для второго — 250 мм. При этом длина саморезов для второго слоя должна составлять 45 мм.

Как и при монтаже гипсокартона, шляпки саморезов утапливаются на глубину 1 мм;

Армирование стыков гипсоволоконных листов

  1. черновая отделка выполняется по такой же схеме, как и отделка гипсокартона – в первую очередь листы покрываются грунтом. Затем армируются швы (предварительно срезаются фаски), после чего шпатлюется вся поверхность ГВЛ.

Минимальное расстояние от края кромки до самореза должно составлять 10-12 миллиметров.

Схема устройства сухой стяжки

Что касается монтажа сухой стяжки своими руками, то работа выполняется так:

  1. пол застилается гидроизоляционной пленкой;
  2. затем устанавливаются направляющие как для обычной стяжки;

Выравнивание сухой стяжки

  1. далее пол засыпается слоем керамзита или другим сыпучим материалом. При этом подсыпка выравнивается правилом по направляющим;

На фото — соединение листов сухой стяжки саморезами

  1. после этого укладываются специальные листы ГВЛ толщиной 2 см. При этом фальцевые кромки промазываются клеем ПВА. После стыковки листы дополнительно скрепляются саморезами.

Схема укладки листов сухой стяжки

При выполнении сухой стяжки листы необходимо укладывать в шахматном порядке.

Таким образом, сухая стяжка выполняется гораздо быстрей и проще, чем цементно-песчаная, к тому же она позволяет утеплить пол.

Вывод

Из статьи вы узнали, что гипсоволоконные листы обладают более высокими характеристиками, чем гипсокартон. К тому же область применения этого материала обширней, что делает его отличной альтернативой ГКЛ. Получить дополнительную информацию о свойствах гипсоволоконных листов вы можете из видео в этой статье.

Если и этого показалось мало – задавайте вопросы в комментариях, и я обязательно вам отвечу.

Понравилась статья? Подписывайтесь на наш канал Яндекс.Дзен 12 декабря 2016г.

Если вы хотите выразить благодарность, добавить уточнение или возражение, что-то спросить у автора — добавьте комментарий или скажите спасибо!

Гипсоволокнистые или гипсокартонные листы: отличия ГКЛ от ГВЛ

 

 

Гипсокартон известен давно и успел стать одним из наиболее востребованных строительных материалов. Гипсоволокнистые листы (ГВЛ) пока менее распространены, но по своим характеристикам обычный гипсокартон превосходят. Рассмотрим особенности этого материала и варианты использования.

 

 

Гипсоволокнистый лист включает в себя, конечно же, строительный гипс, целлюлозную распущенную макулатуру и определённые технологические добавки. Примерно 80% состава — это именно гипс, 20% занимает целлюлоза. Главное внешнее отличие ГВЛ от гипсокартона — у него нет внешней оболочки, лист получается однородным. При этом одна сторона листа отшлифована, а сама панель пропитала гидрофобизатором, который выполняет роль грунтовки и используется против меления.

Существует ГОСТ Р 51829–2001, который выделяет следующие виды гипсоволокнистых листов:

·       ГВЛ и ГВЛВ, то есть обычные и влагостойкие. В этом отношении гипсоволокно похоже на гипсокартон, который тоже делится на два аналогичных вида, предназначенных для сухих и влажных помещений.

·       С прямой и фальцевой кромкой.

·       Стандартная длинна ГВЛ может составлять 1,5, 2, 2,5, 2,7 и 3 м. Стандартная ширина—0,5, 1 и 1,2 м. Толщина — 10, 12,5, 15, 18 и 20 мм.

Маркируются гипсоволокнистые листы следующим образом: ГВЛВ-ПК-2500х1200х10 ГОСТ Р 51829–2001, где ПК, соответственно, означает прямую кромку.

 

 

 

Технические характеристики ГВЛ:

·       Плотность достигает 1250 кг/м3, что позволяет спокойно забивать в гипсоволокнистые листы гвозди, не боясь, что они начнут крошиться.

·       Материал тёплый на ощупь и обладает низким коэффициентом теплопроводности, то есть может использоваться для утепления комнаты изнутри.

·       Звукоизоляция в зависимости от толщины листа составляет 35–40 ДБ.

·       ГВЛ не горят, относятся к группе Г1 по горючести, группе В1 по воспламеняемости и группе Д1 по дымообразующей способности.

·       Материал не боится морозов, поэтому его можно использовать в помещениях, которые не отапливаются, в том числе при отделке балконов и лоджий.

По показателям морозостойкости, плотности, звукоизоляции ГВЛ значительно превосходят гипсокартон.

 

 

Гипсоволокнистые плиты особенно часто применяются для монтажа полов по сухой технологии. Они способны заменить обычный бетон, в помещении будет более комфортный климат, а сам процесс укладки получается куда более простым и быстрым.

Однако на этом область применения ГВЛ не заканчивается, их можно использовать в следующих случаях:

·       создании подвесных потолков;

·       обшивке стен — в обеих случаях используются листы с фальцевой кромкой;

·       обшивке различных деревянных конструкцию, которые негорючие листы способны защитить от пожара;

·       обшивке мансард, подвалов, балконов;

·       строительстве детских игровых комнат, кортов и других спортивных помещений.

 

 

К положительным свойствам гипсоволокнистых плит можно отнести экологическую чистоту, что позволяет использовать их даже в детских комнатах. Кроме того, они более прочные и износостойкие, при разрезе края не крошатся, как у гипсокартона. Однако ГВЛ весят существенно больше ГКЛ, именно по этой причине они чаще используются для пола и стен, чем для потолка. Ещё один минус — более высокая цена — гипсоволокно стоит примерно в два раза дороже гипсокартона.

 

http://www.rmnt.ru/ — сайт RMNT.ru

Свойства гипсокартонных и гипсоволокнистых листов.

Свойства гипсокартонных листов.

Прочностные характеристики материалов из гипсокартона являются весьма важными параметрами. Прочность КНАУФ-листов можно описать следующими величинами:

Разрушающая нагрузка при испытании гипсокартонных листов КНАУФ на прочность при изгибе и на прогиб.

Толщина листов Разрушающая нагрузка, Н (кгс), не менее, для образцов Прогиб, мм, не более, для образцов
продольных поперечных продольных поперечных
до 10 мм включительно 450 (45) 150 (15)
свыше 10 мм -18 мм 600 (60) 180 (18) 0,8 (1,0) 1,0 (1,2)
свыше 18 мм 500 (50)

Водопоглощение для влагостойких гипсокартонных листов и влагостойких листов с повышенной сопротивляемостью воздействию открытого пламени не должно превышать 10%. Важнейшей характеристикой для гипсокартона является коэффициент размягчения. Формула его следующая:

Кр=Rн/Rс,

где Rн и Rс – пределы прочности при сжатии материала в насыщенном водой и сухом состоянии соответственно.

Обычные гипсокартонные листы при попадании на них достаточного количества влаги значительно снижают свои прочностные характеристики (материалов такого плана довольно много и всех их объединяет низкий коэффициент размягчения (формула для его расчёта была указана выше) – менее 0,8). У ГКЛ коэффициент размягчения равен 0,45, что как раз и свидетельствует о существенной потере прочности при его намокании.

Гипсокартон используют для внутренней отделки, поэтому уровень радиоактивности также весьма важен для этого материала. Что касается КНАУФ-листов, то удельная эффективная активность естественных радионуклидов в них должна быть менее 370 Бк/кг.

Теперь перейдём к пожарно-техническим характеристикам различных видов гипсокартона.

Вообще горючесть строительных материалов указывает на то, насколько они способны к горению.

Выделяют следующие группы горючести строительных материалов:

1. Негорючие (несгораемые) – материалы, которые не могут гореть в воздухе. Данные вещества вполне могут быть пожаровзрывоопасными (речь идёт в первую очередь об окислителях, а также о веществах, у которых взаимодействие с водой и другими субстанциями происходит с выделением большого количества энергии).

2. Трудногорючие (трудносгораемые) – эти вещества могут гореть в воздухе, но только в том случае, если на них воздействует огонь. При удалении источника зажигания данные материалы потухают.

3. Горючие (сгораемые) – материалы, которые способны к самовозгоранию, а также те вещества, которые могут воспламеняться при воздействии на них источника зажигания и продолжать гореть после того, как этот источник будет удалён.

Горючесть строительных материалов можно охарактеризовать с помощью величин, приведённых в таблице:

Группы горючести строительных материалов

Параметры горючести

Температура дымовых газов, °С Степень повреждения по массе, % Степень повреждения по длине, % Продолжительность самостоятельного горения, с
Г1 0
Г2
Г3
Г4 > 450 > 50 > 85 > 300

Горючие материалы в зависимости от их воспламеняемости можно разделить на три группы:

  • В1 – 35 кВт/м2 и более
  • В2 – 20-35 кВт/м2
  • В3 – менее 20 кВт/м2

Что касается конкретно гипсокартонных листов (ГКЛ, ГКЛВ, ГКЛВО, ГКЛО), то их пожарно-технические характеристики следующие:

  • группа горючести – Г1;
  • группа воспламеняемости – В3
  • группа дымообразующей способности Д1;
  • группа токсичности Т.

Свойства гипсоволокнистых листов.

Теперь опишем прочностные характеристики материалов другого вида – гипсоволокнистых листов. Предел прочности при изгибе у них должен быть не менее следующих величин:

Номинальная толщина листа, мм Предел прочности, МПа
до 10 6
10-12,5 5,5
12,5-15 5
15-18 4,8
18-20 4,5
свыше 20 4,3

Плотность гипсоволокнистых листов составляет в среднем 1250 кг/м2, следовательно, масса 1м2 листа будет равняться 1,08S, где S – это толщина листа.

Теперь рассмотрим другие характеристики ГВЛ. Свойства его следующие:

  • влажность ГВЛ должна оставаться на уровне 1,5%;
  • влагостойкий материал характеризуется низким поверхностным водопоглощением – не более 1 кг/м2;
  • лицевая поверхность гипсоволокнистого листа должна иметь твёрдость не ниже 20МПа.
  • удельная эффективная активность естественных радионуклидов в материале должна быть максимум 370 Бк/кг.

Что касается внешнего вида гипсоволокнистых листов, то не допускается наличие на них масляных пятен, трещин, кромки и углы материала должны быть без повреждений.

Перейдём к пожарно-техническим характеристикам ГВЛ. Так как данный материал более чем на 80% состоит из гипса, то его пожарно-технические свойства находятся на очень высоком уровне.

Гипсоволокнистые листы относят к группе горючести Г1 – слабогорючие (все группы горючести строительных материалов были указаны выше), группа воспламеняемости у них В1 (трудновоспламеняемые), группа дымообразующей способности Д1 (малая дымообразующая способность), группа токсичности продуктов горения Т1 (малоопасные).

Таким образом, можно говорить о высоких пожарно-технических характеристиках ГВЛ. Свойства, упомянутые выше, позволяют производить данным материалом отделку поверхностей на путях эвакуации и в зданиях, где существует опасность возгорания.

Гамма-валеролактон — обзор | ScienceDirect Topics

2.1 Стратегии конверсии целлюлозы

Мы разработали три стратегии (показаны на рис. 1) для конверсии целлюлозной фракции биомассы в жидкие углеводородные топлива (олигомеры бутена): стратегия A использует бутилацетат в качестве растворителя для экстракции γ- валеролактон (ГВЛ) из серной кислоты; стратегия B использует реактивную этерификацию промежуточных соединений; и стратегия C использует алкилфенольный растворитель для экстракции левулиновой кислоты (LA).Единицы оборудования на рис. 1 и 2 обозначены кодом оборудования, названием стратегии и номером единицы; напр. , R-A1 обозначает реактор 1 в стратегии A. Для простоты сложные подсистемы разделения часто представляются как простые блоки разделения. Во всех стратегиях биомассу сначала предварительно обрабатывают разбавленной кислотой для удаления фракции гемицеллюлозы (R-A1, R-B1, R-C1), затем фильтруют, оставляя твердые вещества, содержащие целлюлозу и лигнин. Предварительно обработанную биомассу постепенно добавляют в реактор периодического действия (R-A2, R-B2, R-C2), содержащий 0.5 M серная кислота, которая гидролизует целлюлозу с образованием равномолярной смеси левулиновой и муравьиной кислот, в то время как оставшаяся целлюлоза разлагается с образованием гуминов. Лигнин и гумины отделяют от жидкой смеси с помощью сепаратора твердой и жидкой фаз (S-A1, S-B1, S-C1), предполагая эффективность промывки осадка 96 % за два цикла промывки, как описано в предыдущем отчете NREL (Aden et al. , 2002) и направляется в систему напорных фильтров для использования в энергетическом цикле для выработки тепла и электроэнергии. Помимо предварительной обработки биомассы и деструкции целлюлозы, во всех стратегиях также распространены конверсия бутена в алкены (R-A5, R-B5, R-C5) и окончательное разделение. Единицы внутри пунктирных прямоугольников на рис. 1 показывают разделы, характерные для каждой стратегии.

Рис. 1. Технологические схемы трех стратегий преобразования целлюлозы; (а) стратегия А; (б) стратегия Б; (c) стратегия C. В прямоугольниках показаны разделы, характерные для каждой стратегии. Сокращения: LA, левулиновая кислота; ФК, муравьиная кислота; GVL, у-валеролактон; БА, бутилацетат; BL, втор-бутиллевулинат; BF, втор-бутилформиат; BuOH, 2-бутанол и SBP, 2-втор-бутилфенол.

Технологическая схема стратегии А представлена ​​на рис.1а. После деструкции целлюлозы поток LA преобразуется в ГВЛ на биметаллическом катализаторе 15% масс. RuRe(3:4)/C (в реакторе R-A3) с использованием H 2 , полученного при разложении муравьиной кислоты (FA), таким образом сведение к минимуму потребности во внешнем H 2 . Обратите внимание, что отделение серной кислоты от LA не требуется, поскольку катализатор стабилен в присутствии серной кислоты. Далее ГВЛ селективно экстрагируют из водного раствора, содержащего серную кислоту, с помощью ацетатного растворителя в многоступенчатой ​​экстракционной установке (Е-А1). В этом отношении бутилацетат (БА) является подходящим растворителем из-за его низкой стоимости и высокой селективности для извлечения ГВЛ, что позволяет рециркулировать серную кислоту обратно в реактор деструкции целлюлозы. Затем концентрированный поток ГВЖ извлекается из БС путем перегонки (Д-А1), а БС рециркулируется в экстракционную установку. Водный раствор ГВЛ превращают в смесь более крупных олигомеров алкенов с помощью двойного реактора. Во-первых, при раскрытии цикла ГВЛ образуется изомерная смесь ненасыщенных пентеновых кислот, которые декарбоксилируются над алюмосиликатом с образованием смеси изомеров бутена и СО 2 (в реакторе Р-А4).После конденсации воды (S-A3) газообразная смесь бутена может быть олигомеризована в алкеновые соединения с большей молекулярной массой с использованием катализатора на основе твердой кислотной смолы, что приводит к получению смесей алкенов диапазона бензина и реактивного топлива (в реакторе R-A5). Наш анализ показал, что хотя стратегия бутилацетата приводит к высокому выходу биомассы в виде топлива, она имеет три потенциальных недостатка: (1) использование двух драгоценных металлов (рения и рутения) для катализатора восстановления LA; (2) перенос серной кислоты на стадию восстановления LA; и (3) высокая стоимость внешнего растворителя (Sen et al. , 2012а).

Чтобы частично решить эти проблемы, Gürbüz et al. (2011) разработали технологию, которая устраняет необходимость во внешнем растворителе и энергоемких стадиях дистилляции для извлечения продуктов путем получения гидрофобных сложных эфиров LA и FA посредством реакции этерификации с бутеном, полученным из GVL. На основе этой технологии мы синтезировали стратегию Б, показанную на рис. 1б. В этой стратегии гидрофобные эфиры, сек -бутиллевулинат (BL) и сек -бутилформиат (BF), извлекают большую часть непрореагировавших LA и FA из кислой водной фазы в одной реакционно-экстракционной установке (E- Б1).Затем сложные эфиры (вместе с непрореагировавшими LA и FA) могут быть преобразованы в GVL и водород, соответственно, в системе с двойным слоем катализатора (R-B3) с высокими выходами. В первом слое катализатора Pd/C превращает FA и BF в водород с почти количественными выходами, в то время как LA и BL превращаются в GVL на катализаторе Ru/C во втором слое катализатора за счет использования in situ водорода, генерируемого на катализаторе Ru/C. вверх по течению от слоя Pd/C. В системе с двойным слоем катализатора ГВЛ превращается в бутен (в реакторе R-B4), что обеспечивает бутен, необходимый для этерификации, и олигомеры бутена.Наш анализ показал, что потенциальным недостатком этой стратегии является низкий выход бутена из биомассы из-за большого количества стадий конверсии (Sen et al., 2012b).

Для достижения более высокого выхода бутена мы разработали стратегию C (рис. 1c), которая использует алкилфенол в качестве растворителя для экстракции LA и FA и менее дорогой катализатор (Alonso et al., 2011). LA, экстрагированный растворителем 2-втор-бутилфенолом (SBP) (E-C1), восстанавливается до GVL на катализаторе RuSn/C без гидрирования растворителя (R-C3).В дополнение к внутреннему H 2 от разложения FA, для завершения преобразования LA может потребоваться внешний источник H 2 , поскольку коэффициент распределения FA в SBP низкий. После производства ГВЛ ГВЛ и СБФ разделяют перегонкой (Д-С1) с СБФ (обильный компонент) в качестве кубового продукта. По сравнению со стратегией A, в которой испаряется обильный компонент BA, эта стратегия обеспечивает значительную экономию энергии. Наш анализ показал, что стоимость внешнего растворителя для экстракции LA является основным фактором затрат для стратегии C (Sen et al., 2012с).

Эффект «Трансплантат против лейкемии» — обзор

Эффект «Трансплантат против лейкемии»

Реакция GVL относится к способности донорских иммунных клеток устранять лейкозные клетки хозяина после аллогенной ТГСК. В 1956 г. Барнс и соавт. были первыми, кто сообщил об излечении лейкемии у мышей после тотального облучения тела и ТГСК. Ключевое понимание его механизмов было сообщено в знаменательном исследовании Международного регистра трансплантации костного мозга в 1990 году [99]. Поразительно, что последнее исследование, основанное на данных более 2000 субъектов, показало, что GVL отменяется, если Т-клетки были истощены из трансплантата или если донором ТГСК был однояйцевый близнец.На основании этих данных был сделан вывод, что GVL зависит от донорских Т-клеток и от существования различий гистосовместимости между донором и его реципиентом (обзор в [100]).

Эффект GvL подробно рассматривался в других работах [100–102], и почти каждая глава этой книги была посвящена обзору относительного вклада различных субпопуляций клеток, вовлеченных в его генезис. Хотя доказательства эффекта GVL после аллогенной ТГСК в настоящее время общепризнаны, механизмы, участвующие в этом эффекте, полностью не известны.Однако, поскольку РТПХ тесно связана с ГВЛ, можно предположить, что сходные механизмы контролируют РТПХ и ГВЛ. РТПХ требует распознавания донорскими Т-клетками антигенов, представленных молекулами MHC на клетках-реципиентах, что инициирует клональную экспансию респондеров и эффекторный ответ с участием лимфоцитов и цитокинов. При РТПХ это приводит к клиническим особенностям острой и хронической РТПХ. В реакциях GVL аллогенный ответ подавляет остаточную лейкемию. Реакции РТПХ направлены против широкого спектра тканей, включая КМ.Доминирующие антигены на лейкозных клетках, вызывающие ответ GVL, неизвестны: главные или второстепенные антигены гистосовместимости, коэкспрессирующиеся на мишенях GVHD (таких как нормальные клетки кожи и кишечника) и лейкемических клетках, могут индуцировать неспецифический аллогенный ответ GVH/GVL. Реакция против нормальных или злокачественных клеток, происходящих из костного мозга, также может перекрываться. Таким образом, GVL может частично быть эффектом «трансплантат против гемопоэза», затрагивающим лимфоидные или миелоидные ростки, или оба. Кроме того, лейкозные клетки могут индуцировать более специфический аллогенный ответ, если они экспрессируют антигены, которые либо отсутствуют, либо недостаточно экспрессируются в клетках других тканей (рассмотрено в главе 7).

Отделение GVHD от GVL было успешно выполнено на моделях мышей с использованием различных стратегий, включая истощение аллореактивных Т-клеток; ингибирование воспалительных цитокинов; вмешательство в цитолитические пути Т-клеток, костимуляторные пути и транспортировку; очищение Т-клеток от определенных состояний активации; и использование популяций иммуносупрессивных клеток, включая регуляторные Т-клетки и Т-клетки естественных киллеров [100–102]. Было обнаружено, что естественные клетки-киллеры вносят существенный вклад в ответы GVL, которые ранее считались в значительной степени опосредованными только Т-клетками. Терапия Т-клетками по-прежнему представляет большой интерес. Исследователи идентифицировали несколько типов антигенов, которые распознаются аллогенными Т-клетками, включая различные MiHA (обзор в главе 3), а также опухолеспецифические антигены (обзор в главе 7), включая протеиназу 3 (Pr3; также известную как миелобластин). ), опухоль Вильмса 1 (WT1) и BCR-ABL. Это позволило размножить антиген-специфические Т-клетки с использованием методов культивирования, при которых Т-клетки выращивают ex vivo в присутствии АПК, целевого антигена и поддерживающих цитокинов.Совсем недавно генно-инженерные Т-клеточные терапии и активаторы иммунной системы для GvL были внедрены в терапевтический арсенал алло-HCT (рассмотрено в главе 8). Методы генной инженерии могут наделить Т-клетки опухолевой специфичностью путем введения ранее клонированных генов антиген-специфических Т-клеточных рецепторов или модифицированных генов, подобных Т-клеточным рецепторам, называемых химерными антигенными рецепторами, которые распознают внеклеточные белки, экспрессируемые опухолями. Действительно, такие подходы использовались для снижения бремени лейкемии в качестве моста к трансплантации (или для лечения посттрансплантационного рецидива у пациентов с гемобластозами [Brentjens RJ, Sci Transl Med 177:177ra38, 2013; Maude SL, NEJM 371:1507–17, 2014]).

Выявление структурных модификаций лигнина в кислой предварительной обработке γ-валеролактоном-h3O

3.1. Реакции β-O-4-лигнина модели

GG в системе ГВЛ/Н 2 O (80/20)

При обработке лигнина модели GG в кислой температуры реакционная среда приобретала коричневый цвет, и ее окраска со временем усиливалась. Через 25 мин образовалось темное вещество, нерастворимое в этилацетате, что свидетельствует о возможном протекании в процессе реакций конденсации (полимеризации).Реакции GG в системе GVL-H 2 O-H 2 SO 4 контролировали с помощью ГХ-МС. Было обнаружено, что GG остается в большом количестве через 1 ч при 120 °С, тогда как через 25 мин при 170 °С он почти исчезает. Фенилдигидробензофуран 3 и 1,3-диоксановые продукты 1 были выделены в результате 15-минутной реакции при 170°C и охарактеризованы методом 2D ЯМР. Спектры ЯМР показали, что их структурные особенности аналогичны 3 и 1 при сравнении с описанными в литературе [27,28].Идентичность 1,3-диоксановых структур соединения 1 была окончательно подтверждена сравнением с синтезированным (на основе заявленного метода, см. экспериментальный) и аутентичным эталоном. С помощью ГХ-МС было обнаружено, что 1,3-диоксановое соединение 1 образовалось за 2 минуты реакции, тогда как следовое количество дифенилметана 8 было обнаружено через 10 минут при 170 °C, что позволяет предположить, что образование 1,3-диоксановые структуры 1 было легче, чем образование дифенилметана 8 , полученного из гваякола, выделившегося при расщеплении β-эфира.Кроме того, другими полученными соединениями были тример продукта конденсации 4 , эфир енола 5 , гомованилин 6 , гваякол 7, и кетон Хибберта 10 ().

Предлагаемые пути превращения ГГ в различные продукты при обработке ГВЛ-Н 2 О-Н 2 СО 4 .

Чтобы лучше понять процесс кислотной обработки, реакции GG в системе GVL-H 2 OH 2 SO 4 контролировали с помощью ГХ-МС анализа основных продуктов, образующихся при времени реакции 2, 5, 10, 20, 40 и 60 мин, а выходы продуктов показаны в .Из результатов, представленных в , было сделано предположение, что 1,3-диоксановые структуры 1 образуются за 2 мин, их выход достигает максимума через 5 мин после быстрого снижения, а затем почти исчезает через 40 мин. Следует отметить, что о таких продуктах 1,3-диоксана из GG в обычных условиях ацидолиза никогда не сообщалось [11,12,13,14,15,16,17,18,29]. Чтобы лучше понять судьбу 1,3-диоксанового промежуточного соединения 1 , синтезированный 1 подвергали кислотной обработке в водном растворителе ГВЛ. Было обнаружено, что GG и продукты его разложения, то есть структуры эфира енола 5 , фенил-дигидробензофуран 3 и продукт конденсации 4 , были обнаружены через 5 минут (рис. S14). Однако структуры эфира енола 5 и GG исчезли, тогда как 1,3-диоксан 1 все еще оставался через 25 мин при 170°C. В течение 25 минут выходы фенилдигидробензофурана 3 и продукта конденсации 4 увеличивались со временем при 170°С, в то время как GG постепенно разлагался.Поэтому можно предположить, что превращения между GG и 1,3-диоксаном 1 были обратимым процессом; GG с большей вероятностью превращался в другие продукты, тогда как 1,3-диоксан 1 имеет тенденцию возвращаться к GG с выделением формальдегида ().

Изменение содержания продуктов из β-О-4 модельного ГГ, обработанного при 170 °С в ГВЛ-Г 2 ОН 2 СО 4.

Выходы фенил-дигидробензофурана 3 достигли достигает максимума через 2 мин и быстро снижается на поздней стадии согласно анализу ГХ-МС, что позволяет предположить, что соединение 3 может быть легко получено, но оно не стабильно при 170 °C ().Механизм превращения GG в 3 (в 0,2 М H 2 SO 4 при 150 °C в смеси воды, диоксана и этиленгликоля) [30,31] описан, как показано на рис. Стабилизированный бензильный промежуточный карбокатион 2 образуется путем дегидратации протонированной α-гидроксильной группы в условиях ацидолиза, а внутримолекулярное алкилирование по типу Фриделя-Крафтса дает продукт внутренней конденсации фенил-дигидробензофуран 3 ().

Будучи заменителями, являющимися донорами электронов, как метоксильные, так и фенольные гидроксильные группы обогащают ароматическое кольцо А электронами, так что бензильный карбоний 2 обладает высокой стабильностью в дополнение к благоприятному эффекту гидроксиметильной группы (γ-углерод). Кроме того, ГВЛ, полярный апротонный растворитель, также полезен для образования и стабилизации интермедиата 2 [32]. С другой стороны, метоксил и фенольный гидроксил в кольце B делают гваяцильную единицу превосходным нуклеофилом, и они оба конкурируют за направление нуклеофильных участков в кольце.В целом, положение C5 кольца B предпочтительно с точки зрения геометрии и электронной плотности ( GG ). Все перечисленное является возможными причинами образования фенил-дигидробензофурана 3 в кислой системе ГВЛ-Н 2 О ().

Интересно отметить в [28], что родственные модельные соединения 11 и 12 в кислой водной смеси диоксан/этиленгликоль при 140 °C, нагретой микроволновым излучением, приводили к образованию фенил-дигидробензофуранов 15 и 16 , тогда как соединения 13 и 14 не образовывали никаких фенил-дигидробензофурановых продуктов (). В другом отчете [31] модели лигнина (1-фенил-2-фенокси-1,3-пропандиол) 17 и (1-(4-гидроксифенил)-2-фенокси-1,3-пропандиол) 18 были преобразованы в фенил-дигидробензофураны 20 и 21, соответственно в условиях ацидолиза (водный 0,2 MH 2 SO 4 при 150 °C), тогда как модельные соединения 19 и и водный раствор соответствующие фенил-дигидробензофурановые продукты (). Однако, как показано здесь, из GG в кислых условиях GVL/H 2 O легко образуется фенилдигидробензофуран 3 .Сравнение этих реакционных систем, упомянутых выше, позволяет сделать вывод, что реакционные растворители и структуры модельных соединений определяют образование фенил-дигидробензофурановых продуктов.

Модельные соединения лигнина и соответствующие фенил-дигидробензофураны, образующиеся в смеси диоксана и этиленгликоля при 140 °С с микроволновым излучением [28].

Модельные соединения лигнина и соответствующие фенил-дигидробензофураны образуются в 0,2 М H 2 SO 4 при 150 °C в воде [31].

Ариленоловый эфир 9 обычно считается промежуточным продуктом, полученным в результате ацидолиза как фенольных, так и нефенольных модельных соединений β-O-4 лигнина в этаноле-воде с HCl или AlCl 3 в качестве катализаторов, в 1- хлорид бутил-3-метилимидазолия ([BMIM]Cl)/вода с хлоридами металлов и в системе хлорид 1-H-3-метилимидазолия/вода. Он немедленно гидролизовался до кетонов Хибберта, включая кетон 10 и гваякол, хотя обычно это не обнаруживалось из-за его нестабильности в таких кислых условиях [33,34,35].В дополнение к образованию кетонов Хибберта и гваякола также сообщалось, что эфир енола 5 и арилацетальдегиды образуются в различных условиях ацидолиза (0,2 М HBr, 0,2 М HCl и 0,1 М H 2 SO 4 ). в 82% водном растворе 1,4-диоксана при 85 °C и 0,2 MH 2 SO 4 при 150 °C в воде) [36,37].

Образование гомованилина 6 и гваякола 7 , вероятно, происходило по механизму, сходному с описанным в литературе [27,30,31,32,33], т.е.т. е., α-гидроксильную группу модельного соединения GG протонируют, затем проводят дегидратацию с образованием бензилового карбония 2 , затем из β-положения высвобождается формальдегид с образованием енольного эфира 5 , который далее расщепляется на гомованилин 6 и гваякол 7 (). Имаи [37] обнаружил, что высвобождение формальдегида из β-углерода было доминирующей реакцией с серной кислотой в качестве катализа в условиях ацидолиза. Текущее исследование также показало аналогичные результаты, т.е.э., следовые количества Hibbert’s Ketone 10 были обнаружены только на ранней стадии ().

Как показано в , гваякол, высвобождаемый при разложении GG , может действовать как реагент, подвергаясь последующим реакциям [38,39]. В одном случае выделившийся гваякол атаковал карбоний 2 с образованием тримера 4 [37], выход которого достиг максимума через 5 мин, а затем медленно снижался, что свидетельствует о возможности дальнейшего превращения. В другом случае две молекулы гваякола, прореагировавшие с одной молекулой формальдегида, дали дифенилметан 8 ().Согласно полученным результатам, гваякол, выделившийся из ГГ , существовал в трех видах: тример 4, гваякол 7, и дифенилметан 8 , количество трех продуктов достигало максимума через 20 мин, что свидетельствует о том, что Соединение GG было сильно изменено или разложено ().

Таким образом, образование 1,3-диоксановых структур 1 и фенил-дигидробензофурана 3 из ГГ в кислой системе ГВЛ-Н 2 О свидетельствует о том, что действие предварительной обработки ГВЛ на лигнин модели GG отличался от индуцированного традиционным ацидолизом.

3.2. Реакции моделей β-5-лигнина в ГВЛ/ H

2 O (80/20) Система

Структуры типа β-5 (фенилкумаран) являются вторым наиболее распространенным компонентом лигнина. Реакции модельных соединений β-5-лигнина 22 и 26 были исследованы в условиях ацидолиза [18,19,20,21]. В используемой здесь кислой системе GVL-H 2 O соединение 22 трансформировали по пути, описанному в . Боковая цепь осталась неизменной, и через промежуточный бензильный катион 23 был получен стильбен 25 , из которого произошли дегидратация и перегруппировка.Между тем, кумарон 24 образовался в результате последовательности раскрытия кольца, аллильной перегруппировки с последующим отщеплением β-протона и воды и повторной циклизации, и, наконец, двойная связь экзоциклического стиреноида мигрировала в более подходящее стильбеноидное положение в кислой среде. условие [20] (, рис. S15–S18). Однако, когда дигидродегидродиконифериловый спирт 26 обрабатывали в тех же условиях, кумаран 27 в основном образовывался быстро за 2 минуты, когда не оставалось исходного материала 26 , что позволяет предположить, что фрагмент аллилового спирта разложился, а дигидробензофурановое кольцо осталось.После 60-минутной обработки были получены фенилкумарон 29 и стильбен 30 , хотя небольшие количества 27 все еще обнаруживались (рис. S19–S23). Как упоминалось выше, ГВЛ способствует образованию и стабилизации бензильного карбониевого промежуточного соединения 2 , вполне вероятно, что ГВЛ также способствует образованию и стабилизации сопряженной системы 26-1 , после чего 27 может образовываться в кислой среде. водный растворитель ГВЛ.Как описано в , промежуточный бензиловый карбоний 28 был получен путем раскрытия дигидробензофуранового кольца 27 , а кумарон 29 был получен способом, аналогичным способу 24 , в одном направлении, тогда как формальдегид высвобождался из 28 производство стильбена 30 в другом направлении.

Предлагаемые пути превращения β-5 структуры 22 в различные продукты при обработке ГВЛ-H 2 O-H 2 SO 4 .

Суммарная ионная хроматография продуктов после ГВЛ-Н 2 O-H 2 SO 4 обработки при 170 °С, полученных из моделей β-5. a 1 : Продукты, полученные из 22 за 60 мин; a 2 : Продукты, полученные из 22 за 2 мин; b 1 : продукты, полученные из 26 за 60 мин; b 2 : Продукты, полученные из 26 за 2 мин; b 3 : Лигнин модельный состав 26 .

Предлагаемые пути превращения β-5 структуры 26 в различные продукты при обработке ГВЛ-H 2 O-H 2 SO 4 .

В целом модификация β-5-структур без аллилового спирта лигнинов в кислой системе ГВЛ-Н 2 O аналогична наблюдаемой в традиционных условиях ацидолиза. Однако в кислой системе ГВЛ-Н 2 О аллиловая спиртовая группа β-5-структур трансформируется в бензальдегидную группу (), тогда как при традиционном ацидолизе она превращается в кетон Хибберта.

3.3. Реакции модельного β-β-лигнина в ГВЛ/H

2 O (80/20) Система

В отличие от модельных соединений β-O-4 и β-5 модельный β-β пинорезинол относительно стабилен в условиях ацидолиза (0 .2 М HCl в растворе диоксан-вода 9:1), кроме изомеризации в эпи-пинорезинол (выход 50%) после кипячения с обратным холодильником в течение 4 ч [18]. В этом исследовании модельное соединение лигнина β-β сирингарезинол обрабатывали при 170 °C в кислой системе GVL-H 2 O. ГХ-МС анализ сырых продуктов показал, что основными обнаруженными соединениями были изомеры сирингарезинола (эпи-сирингарезинол и диа-сирингарезинол), что было подтверждено сравнением их данных 2D ЯМР с данными, представленными в [40, 41] (и рис. С24).Наблюдалось лишь небольшое количество других неизвестных продуктов (рис. S24). Соотношение сирингарезинола, эпи-сирингарезинола и диа-сирингарезинола составляло примерно 2,4:2:0,3 по данным 1 H ЯМР после 60-минутной реакции в кислой системе GVL-H 2 O.

Изомеры, полученные изомеризацией сирингарезинола.

Продукты из сирингарезинола, обработанного при 170 °C в кислой системе GVL-H 2 O, были измерены с помощью ГХ-МС с использованием внутреннего стандарта (рис. S3), а общие выходы изомеризованных продуктов перечислены в .Видно, что выход изомеров снижается со временем реакции. Следовательно, разумно предположить, что модельное соединение β-β также разлагалось или конденсировалось, хотя и с относительно низкой скоростью, в кислой системе ГВЛ-Н 2 О.

Таблица 1

Таблица 1

Выход из продуктов из Syringaresinol, обработанный на 170 ° C в GVL-H 2 OH 2 SO 4.

Время реакции / мин 40 40 40 40 40 40 60
Выход продукта (сумма изомеров) (%) 95. 8 85,5 61,2

Основываясь на результатах этого модельного исследования, разумно ожидать, что структуры лигнинов сильно изменились в такой кислой системе ГВЛ-Н 2 O, хотя гетерогенность лигнина и матрикс клеточной стенки может привести к некоторым отклонениям от результатов, наблюдаемых здесь. Близость структуры лигнинов ГВЛ к протонным (нативным) лигнинам, вероятно, является следствием неполного отнесения спектров образца из-за отсутствия достаточного количества модельных исследований.Для разрешения такого противоречия было бы целесообразно переоценить или проанализировать ГВЛ-лигнины из лигноцеллюлоз на основе результатов исследований этой модели.

ИФН I типа контролируют реакции РТПХ и ВЛ после трансплантации | Кровь

Хотя аллогенная трансплантация костного мозга является лечебной терапией для большинства гематологических злокачественных новообразований, ее применение ограничено развитием РТПХ. РТПХ является результатом иммунологического повреждения ткани хозяина аллореактивными Т-клетками из поступающего донорского трансплантата.К сожалению, развитие пагубной РТПХ тесно переплетается с терапевтическими реакциями ГВЛ. Ответы GVL важны для эрадикации остаточной злокачественности хозяина и в основном опосредованы аллореактивными донорскими Т-клетками и естественными киллерами (NK). Крайне необходимы терапевтические подходы для разделения этих явлений.

IFN были впервые обнаружены в результате их способности придавать клеткам устойчивость к вирусной инфекции. Существует 2 различных типа IFN, тип I и тип II, и хотя обе группы индуцируют противовирусные защитные механизмы в клетках, главным образом, ограничивая репликацию, они обладают различными иммунологическими свойствами. После отторжения аллотрансплантата хорошо известно, что IFN II типа, IFN-γ, является доминирующим цитокином Th2, оказывающим плеотропное действие как на гемопоэтические, так и на некроветворные клетки. Важно отметить, что IFN-γ оказывает различное воздействие как на донорскую ткань, так и на ткань хозяина, при этом преобладает защитная роль в РТПХ легких, а патогенные эффекты преобладают в желудочно-кишечном тракте. 2-4  Кроме того, клеточные субпопуляции, продуцирующие IFNγ, и время выработки также могут влиять на эффект цитокина после трансплантации костного мозга. Напротив, роль интерферона I типа после трансплантации костного мозга остается в значительной степени неизвестной.

Все ИФН I типа действуют через один и тот же рецептор, который состоит из 2 субъединиц, IFNAR1 и IFNAR2, и экспрессируется практически во всех клетках. ИФН типа I включают большое семейство цитокинов, включающее один изотип ИФН-β, > 13 изотипов ИФН-α и множество других менее описанных подтипов. Было продемонстрировано, что некоторые подтипы IFN проявляют большую активность, чем другие, с хорошей корреляцией между противовирусной активностью и антипролиферативным действием. Однако, учитывая, что они передают сигналы через один и тот же рецепторный комплекс, непонятно, как это может происходить. Чтобы ответить на вопрос о роли интерферонов I типа после трансплантации костного мозга, мы использовали мышей с дефицитом компонента IFNAR1 рецептора интерферона I типа в качестве доноров или реципиентов после миелоаблативного кондиционирования.Мы демонстрируем, что передача сигналов I-IFN у реципиентов защищает от CD4-зависимой GVHD, тогда как передача сигналов донора усиливает защитные реакции GVL. Эти исследования показывают, что введение этого цитокина в точно рассчитанное время в условиях клинической трансплантации костного мозга может быть полезным.

Опухолевые линии Р815 (H-2D d , DBA/2), EL4 (H-2D b , B6), P210 (H-2D k , C3H), A20 (H-2D b ) , Balb/c) и 5GTM1 (H-2D d , C57BL/KaLwRij). Линию клеток мастоцитомы P815 или EL4, трансфицированную люциферазой, вводили внутривенно реципиентам B6D2F1 или B6 соответственно в день трансплантации. Выживаемость и клинические показатели контролировались. Мышей еженедельно визуализировали с использованием системы визуализации Xenogen (Xenogen IVIS 100; Caliper Life Sciences) для определения уровня опухолевой нагрузки. Смерть от лейкемии определялась как значительная опухолевая масса, оцениваемая с помощью визуализации (> 10 6 фотонов/с/см 2 /ср) и/или развитие паралича задних конечностей (из-за хлором P815 в позвонках).Смерть от РТПХ определялась как низкая опухолевая масса (< 10 6 фотонов/с/см 2 /ср) и значительные баллы по РТПХ (> 5).

Чтобы определить роль передачи сигналов IFN I типа у реципиентов после трансплантации костного мозга, мы трансплантировали костный мозг и Т-клетки от доноров BALB/c. WT смертельно облученным реципиентам B6.WT или B6.IFNAR1 -/- . РТПХ была значительно повышена у реципиентов, неспособных ответить на тип I-IFN по сравнению с B6.Получатели WT (рис. 1A). Это раннее увеличение РТПХ у реципиентов IFNAR1 -/- было CD4-зависимым, о чем свидетельствует трансплантация CD4 + Т-клеток только внутри донорского трансплантата (рис. 1В). Важно отметить, что во время смертности от РТПХ WT и IFNAR1 -/- реципиентов имели эквивалентные уровни приживления донорского трансплантата (донорский CD4 + : 98,7% ± 0,5% против 96,7% ± 1,6% соответственно, P = 0,3). ). После трансплантации Т-клеток CD8 + только в донорском трансплантате наблюдалось развитие РТПХ низкой степени, и не наблюдалось различий между реципиентами WT или IFNAR1 -/- при оценке выживаемости (рис. 1C) или клинических показателей ( 50 день = 0.7 ± 0,7 против 0 ± 0 соответственно, P = NS).

Рисунок 1

Передача сигналов IFN типа I ингибирует РТПХ, нацеленную на толстую кишку, в модели трансплантации костного мозга с несоответствием MHC. Выживаемость летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 −/− , которым в день 0 трансплантировали 10 7 BM и либо (A) 5 × 10 6 CD3 + Т-клетки (* P < .05 B6.WT против B6.IFNAR1 -/-) , (B) 3 × 10 6 CD4 + Только Т-клетки (** P < 0,01, B6.WT против B6.IFNAR1 — /- ), или (C) 2 × 10 6 CD8 + Т-клетки только от доноров BALB/c.WT. На панели C сингенные группы получили 10 7 BM и 5 × 10 6 CD3 + Т-клеток от доноров B6.WT. Объединенные данные двух экспериментов; n = 13-14 в группах BM + T, n = 4-6 в группах TCD или сингенных контрольных группах. (D) После трансплантации, как на панели А, на 7-й день брали гистологические образцы и определяли гистопатологию РТПХ в органах-мишенях, толстой кишке ( # P <.005, B6.WT против B6.IFNAR1 -/- ), тонкий кишечник, печень и легкие. Оценки равны 0 в TCD, где полос не видно. (E) Репрезентативные изображения гистологии толстой кишки (увеличение × 250). (F) Летально облученные реципиенты B6.WT или B6.IFNAR1 -/- получили BALB/c.WT BM (10 7 ) + BALB/c luc+ Т-клетки (5 × 10 6 ). Люминесценция была количественно определена на 7-й день после трансплантации в млН и желудочно-кишечном тракте, как показано (** P <0,01, n = 5 на группу).

Рисунок 1

Передача сигналов IFN типа I ингибирует РТПХ, нацеленную на толстую кишку, в модели трансплантации костного мозга с несоответствием MHC. Выживаемость летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 −/− , которым в день 0 трансплантировали 10 7 BM и либо (A) 5 × 10 6 CD3 + Т-клетки (* P < 0,05 B6.WT против B6.IFNAR1 -/-) , (B) 3 × 10 6 CD4 + Только Т-клетки (** P < 0,01, B6.WT против B6. IFNAR1 -/- ), или (C) 2 × 10 6 CD8 + Т-клетки только от доноров BALB/c.WT. На панели C сингенные группы получили 10 7 BM и 5 × 10 6 CD3 + Т-клеток из B6.доноры ВТ. Объединенные данные двух экспериментов; n = 13-14 в группах BM + T, n = 4-6 в группах TCD или сингенных контрольных группах. (D) После трансплантации, как на панели А, гистологические образцы были взяты на 7-й день, и гистопатология РТПХ была количественно определена в органах-мишенях, толстой кишке ( # P <0,005, B6.WT против B6.IFNAR1 -/- ), тонкий кишечник, печень и легкие. Оценки равны 0 в TCD, где полос не видно. (E) Репрезентативные изображения гистологии толстой кишки (увеличение × 250). (F) Смертельно облученный B6.WT или B6.IFNAR1 -/- реципиентов получали BALB/c.WT BM (10 7 ) + BALB/c luc+ Т-клетки (5 × 10 6 ). Люминесценция была количественно определена на 7-й день после трансплантации в млН и желудочно-кишечном тракте, как показано (** P <0,01, n = 5 на группу).

Чтобы подтвердить, что эти эффекты не были результатом различной восприимчивости к облучению, мы включили как B6.WT, так и B6.IFNAR1 -/- реципиентов сингенных трансплантатов в качестве контроля, все из которых выжили в течение длительного времени после трансплантации костного мозга (рис. 1С). Когда гистопатология РТПХ была количественно оценена в органах-мишенях, было показано, что ускоренная смертность у реципиентов B6.IFNAR1 -/- связана с избирательной индукцией тяжелой РТПХ в толстой кишке (рис. 1D-E). Чтобы определить, было ли это связано с увеличением инфильтрации донорских Т-клеток в желудочно-кишечном тракте, мы провели трансплантацию Т-клеток от доноров BALB/c luc+ .Когда мы визуализировали реципиентов на 7-й день после трансплантации, у реципиентов B6.IFNAR1 -/- наблюдалось увеличение экспансии Т-клеток в мезентериальном лимфатическом узле (mLN) (рис. 1F). Хотя разницы в инфильтрации Т-клеток во всем желудочно-кишечном тракте не наблюдалось (рис. 1F), преобладающий сигнал исходил от тонкой кишки, и, таким образом, анализ не смог селективно обнаружить различия в инфильтрации Т-клеток в толстой кишке.

Затем мы оценили уровни воспалительных цитокинов в B6.IFNAR1 −/− реципиентов во время РТПХ. Это продемонстрировало значительное увеличение IFN-γ, TNF, IL-17A и IL-5 в сыворотке в первую неделю после трансплантации (рис. 2А). При оценке с помощью разведения CFSE через 4 дня после трансплантации было показано, что донорские CD4 + Т-клетки от реципиентов B6.IFNAR1 -/- подвергаются усиленной пролиферации (рис. 2B), присутствуют в значительно большем количестве в селезенке (рис. 2C). ) и произвели больше IFN-γ и IL-17A (рис. 2D). Напротив, количество донора T reg в селезенке было увеличено в B6.IFNAR1 -/- реципиентов (4,5 × 10 4 ± 0,3 × 10 4 против 3,1 × 10 4 ± 0,2 × 10 4 ,

5 P

P ), что позволяет не ускорял острую РТПХ за счет ингибирования экспансии этой регуляторной популяции. Таким образом, IFNAR1 -/- реципиентов аллогенных трансплантатов умирают в течение первых 10 дней после трансплантации костного мозга с гистологическим подтверждением тяжелой РТПХ в толстой кишке одновременно с высокими уровнями воспалительных цитокинов, что соответствует эффекторному пути, который, как известно, имеет решающее значение для кишечника. РТПХ. 16  Чтобы оценить вклад повышенной продукции IL-17A донорскими CD4 + T-клетками в развитие РТПХ, мы выполнили трансплантации, при которых донорский трансплантат не мог продуцировать IL-17A. Это ослабляло большую часть усиленной РТПХ в отсутствие передачи сигналов I-IFN; тем не менее, выживаемость все еще не была эквивалентна таковой у реципиентов B6.WT, что указывает на другие факторы, вероятно, высокие одновременные уровни цитокинов Th2 также способствовали усилению РТПХ (рис. 2E).

Рисунок 2

Передача сигналов IFN типа I предотвращает пролиферацию и дифференцировку донорских Т-клеток после трансплантации. Летально облученным мышам B6.WT или B6.IFNAR1 -/- трансплантировали WT.BALB/c BM и CD3 + Т-клетки. (A) Сыворотки брали у мышей на 4-й день (IFN-γ) и 7-й день (TNF, IL-17A и IL-5), а уровни цитокинов определяли количественно с помощью массива цитометрических шариков (IFN-γ, TNF и IL-5). ) или ELISA (IL-17) через 4 дня после трансплантации BALB/c.WT BM и BALB/c.CD45.1 + CFSE-меченые донорские клетки. (B) Индексы пролиферации донорских CD4 + Т-клеток в селезенке были рассчитаны с помощью программного обеспечения ModFit версии LT3.2 (объединенные данные из 2 экспериментов; # P <0,005; n = 8 на группу). (C) Донорские CD4 + Т-клетки подсчитывали в селезенке (объединенные данные 2 экспериментов; ** P <0,01; n = 8 на группу), и (D) стимулировали в течение 5 часов ex vivo и окрашивали для IFNγ и IL-17A (графики, представляющие 2 эксперимента и отображаемые как среднее значение ± стандартная ошибка среднего, n = 8 на группу). (E) Выживание летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 -/- , перенесших трансплантацию 10 7 BM и 5 × 10 6 CD3 + Т-клеток либо из BALB/c.WT, либо из BALB /c.IL-17A -/- доноров ( # P < 0,001, BALB/c.IL-17A -/- →B6.IFNAR1 -/- против обоих BALB/c. WT → B6.IFNAR1 –/– и BALB/c.IL-17A –/– → B6.WT, кривые выживаемости – оценки Каплана-Мейера из 2 экспериментов, n = 8–16 на группу).

Рисунок 2

Передача сигналов IFN типа I предотвращает пролиферацию и дифференцировку донорских Т-клеток после трансплантации. Летально облученным мышам B6.WT или B6.IFNAR1 -/- трансплантировали WT.BALB/c BM и CD3 + Т-клетки. (A) Сыворотки брали у мышей на 4-й день (IFN-γ) и 7-й день (TNF, IL-17A и IL-5), а уровни цитокинов определяли количественно с помощью массива цитометрических шариков (IFN-γ, TNF и IL-5). ) или ELISA (IL-17) через 4 дня после трансплантации BALB/c. WT BM и BALB/c.CD45.1 + CFSE-меченые донорские клетки. (B) Индексы пролиферации донорских CD4 + Т-клеток в селезенке были рассчитаны с помощью программного обеспечения ModFit версии LT3.2 (объединенные данные из 2 экспериментов; # P <0,005; n = 8 на группу). (C) Донорские CD4 + Т-клетки подсчитывали в селезенке (объединенные данные 2 экспериментов; ** P <0,01; n = 8 на группу), и (D) стимулировали в течение 5 часов ex vivo и окрашивали для IFNγ и IL-17A (графики, представляющие 2 эксперимента и отображаемые как среднее значение ± стандартная ошибка среднего, n = 8 на группу).(E) Выживание летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 -/- , перенесших трансплантацию 10 7 BM и 5 × 10 6 CD3 + Т-клеток либо из BALB/c.WT, либо из BALB /c.IL-17A -/- доноров ( # P < 0,001, BALB/c.IL-17A -/- →B6.IFNAR1 -/- против обоих BALB/c. WT → B6.IFNAR1 –/– и BALB/c.IL-17A –/– → B6.WT, кривые выживаемости – оценки Каплана-Мейера из 2 экспериментов, n = 8–16 на группу).

Поскольку физиологическая передача сигналов IFN I типа ослабляет функцию донорских Т-клеток, мы исследовали, может ли она быть дополнительно подавлена ​​введением экзогенного рекомбинантного мышиного IFNα. Мы использовали модель BALB/c→B6 и лечили реципиентов в день -1, чтобы регуляторные эффекты индуцировались только в ткани реципиента, а цитокин очищался до того, как какие-либо потенциальные ингибирующие эффекты могли быть оказаны непосредственно на донорский трансплантат.Лечение IFN-α приводило к значительному подавлению уровней IFN-γ в сыворотке и экспансии донорских CD4 + Т-клеток в селезенке (фиг. 4А). Чтобы подтвердить, что IFNα действовал только на ткани хозяина, мы включили контроли, в которых IFNα также вводили реципиентам IFNAR1 -/- , и не продемонстрировали влияния на IFNγ в сыворотке по сравнению с реципиентами, получавшими физиологический раствор (рис. 4А). Когда оценивали продукцию IFNγ CD4 + T-клетками, процентная доля CD4 + T-клеток, продуцирующих IFNγ, существенно не отличалась (фиг. 4B).Однако абсолютное количество CD4 + Т-клеток, продуцирующих IFNγ в селезенке, и количество, которое они продуцировали, оцениваемое по средней интенсивности флуоресценции, было значительно ниже после обработки IFNα (рис. 4C).

Рисунок 4

Лечение IFN-α перед трансплантацией ингибирует дифференцировку Th2 и защищает от РТПХ. Реципиент B6.WT или B6.IFNAR1 -/- мышам вводили либо IFN-α, либо физиологический раствор сразу после облучения всего тела, а на следующий день им трансплантировали ВМ + Т-клетки из BALB/c.CD45.1 + доноров. (A) Были оценены уровни цитокинов IFN-γ в сыворотке (объединенные данные из 2 экспериментов; # P < 0,005, физиологический раствор по сравнению с IFN-α, n = 11, 11, 7, 7) и донорский CD4 + Т-клеток подсчитывали в селезенке через 4 дня (объединенные данные из 2 экспериментов; ** P <0,01, физиологический раствор по сравнению с IFN-α; n = 6 на группу). (B) Продукцию IFN-γ CD4 + Т-клеток, стимулированных ex vivo в течение 5 часов, определяли путем окрашивания внутриклеточных цитокинов. Показанные графики являются репрезентативными для 3 экспериментов и отображаются как среднее ± SEM, n = 9 на группу.(C) CD4 + IFN-γ-продуцирующие клетки подсчитывали в селезенке и определяли MFI. Показанные графики являются репрезентативными для 3 экспериментов и отображаются как среднее ± SEM, n = 9 на группу. Летально облученные реципиенты B6D2F1 получали B6.WT BM (10 7 ) + B6 luc+ Т-клетки (2 × 10 6 ). (D) Люминесценция была количественно определена на 7-й день после трансплантации (* P < 0,05, физиологический раствор по сравнению с лечением IFN-α в млН и iLN; ** P < 0,01, физиологический раствор по сравнению с лечением IFN-α в селезенке, желудочно-кишечный тракт). тракта, печени и легких, n = 5 в группе).(E) Репрезентативные биофотонные изображения показаны как помеченные. (F) Размножение донорских CD4 + Т-клеток было количественно определено на 4-й день (** P < 0,01, лечение физиологическим раствором по сравнению с лечением IFN-α, n = 10 на группу) и (G) анализ IFN-γ в сыворотке на 4-й день. 3-й день после трансплантации ( # P < 0,005, физиологический раствор по сравнению с IFN-α, n = 10 в группе).

Рисунок 4

Лечение IFN-α перед трансплантацией ингибирует дифференцировку Th2 и защищает от РТПХ. Получатель B6.Мыши WT или B6.IFNAR1 -/- получали либо IFN-α, либо физиологический раствор сразу после облучения всего тела, и на следующий день им трансплантировали клетки BM + T от доноров BALB/c.CD45.1 + . (A) Были оценены уровни цитокинов IFN-γ в сыворотке (объединенные данные из 2 экспериментов; # P < 0,005, физиологический раствор по сравнению с IFN-α, n = 11, 11, 7, 7) и донорский CD4 + Через 4 дня в селезенке было подсчитано Т-клеток (объединенные данные двух экспериментов; ** P < . 01, физиологический раствор против IFN-α; n = 6 на группу). (B) Продукцию IFN-γ CD4 + Т-клеток, стимулированных ex vivo в течение 5 часов, определяли путем окрашивания внутриклеточных цитокинов. Показанные графики являются репрезентативными для 3 экспериментов и отображаются как среднее ± SEM, n = 9 на группу. (C) CD4 + IFN-γ-продуцирующие клетки подсчитывали в селезенке и определяли MFI. Показанные графики являются репрезентативными для 3 экспериментов и отображаются как среднее ± SEM, n = 9 на группу. Смертельно облученные реципиенты B6D2F1 получали B6.WT BM (10 7 ) + B6 luc+ Т-клетки (2 × 10 6 ). (D) Люминесценция была количественно определена на 7-й день после трансплантации (* P < 0,05, физиологический раствор по сравнению с лечением IFN-α в млН и iLN; ** P < 0,01, физиологический раствор по сравнению с лечением IFN-α в селезенке, желудочно-кишечный тракт). тракта, печени и легких, n = 5 в группе). (E) Репрезентативные биофотонные изображения показаны как помеченные. (F) Размножение донорских CD4 + Т-клеток было количественно определено на 4-й день (** P < 0,01, лечение физиологическим раствором по сравнению с лечением IFN-α, n = 10 на группу) и (G) анализ IFN-γ в сыворотке на 4-й день. 3-й день после трансплантации ( # P < .005, физиологический раствор против IFN-α, n = 10 на группу).

Поскольку возможно, что IFN-α мог просто усилить отторжение трансплантата в этой разрозненной системе MHC, мы повторили эти исследования в модели B6→B6D2F1, родительской системе, в которой реципиентов также лечили NK1.1 для истощения NK-клеток и исключить возможность отторжения трансплантата. Мы использовали трансгенные донорские Т-клетки, экспрессирующие люциферазу, в этих исследованиях для мониторинга размножения после трансплантации костного мозга.Как показано, лечение реципиентов IFNα перед трансплантацией костного мозга значительно снижало размножение донорских Т-клеток в лимфоидных органах и органах-мишенях РТПХ (рис. 4D-E). Донорские CD4 + размножение Т-клеток в селезенке (рис. 4F) и системная генерация IFN-γ (рис. 4G) также были снова подавлены. Эти результаты подтверждают, что передача сигналов IFN-α в ткани хозяина во время кондиционирования ингибирует последующее примирование донорских CD4 + Т-клеток.

Установив важную роль IFN типа I в снижении ответов донорских Т-клеток после трансплантации с несовпадением MHC, мы затем исследовали их роль в системах трансплантации костного мозга, которые были согласованы по MHC, но где РТПХ индуцируется множественными незначительными несовпадениями HA и CD8 + Т-клетки вносят значительный вклад в патологию.Используя модель C3H.SW→B6, мы обнаружили, что присутствие передачи сигналов IFN типа I у реципиента снова ингибировало CD4-зависимую РТПХ (рис. 5А). Однако, когда были трансплантированы одни CD8 + T-клетки, передача сигналов I-IFN внутри хозяина парадоксальным образом приводила к ускорению РТПХ (рис. 5B), и этот эффект доминировал в этой системе, когда как CD4 + , так и CD8 + T присутствовали клетки (рис. 5C). Чтобы подтвердить это усиление CD8-зависимой GVHD за счет передачи сигналов I-IFN у реципиента, мы предприняли дальнейшие трансплантации в модели bm1 → B6, где CD8-зависимая GVHD направлена ​​на изолированное несоответствие MHC класса I.Эти результаты снова продемонстрировали усиленную CD8-зависимую РТПХ в присутствии передачи сигналов I-IFN в ткани хозяина (рис. 5D).

Рисунок 5

Передача сигналов IFN типа I по-разному регулирует CD4 + и CD8 + Т-клеточную РТПХ в модели трансплантации костного мозга с несовпадением антигенов минорной гистосовместимости. Выживание летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 -/- , которым трансплантировали 10 7 BM и либо (A) 3 × 10 6 CD4 + только Т-клетки (* P ). 05, B6.IFNAR1 -/- по сравнению с получателями B6.WT; n = 13 в BM + T, n = 6 в контроле TCD), (B) 2 × 10 6 CD8 + только Т-клетки (* P < 0,05, B6.IFNAR1 -/- против Реципиенты B6.WT, n = 16 в BM + T, n = 4 в сингенном контроле), или (C) CD3 + T-клетки, содержащие 2 × 10 6 CD8 + T-клетки ( # P <0,005, B6.IFNAR1 -/- по сравнению с реципиентами B6.WT, n = 16 в BM + T, n = 8 в контроле TCD) от иммунизированных мышей C3HSW.(D) Клинические показатели летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 -/- , которым трансплантировали 5 × 10 6 BM и 5 × 10 6 CD3 + Т-клеток от доноров bm1 (* P < 0,05, ** P < 0,01, # P < 0,005, B6.IFNAR1 -/- по сравнению с реципиентами B6.WT, n = 16 в BM + T, n = 8 в контроле TCD, данные объединены из 2 экспериментов). (E) На 12-й день после трансплантации CD3 + T-клеток в системе bm1 → B6 CD8 + T-клетки подвергали сортировке и использовали в качестве эффекторов в анализах высвобождения хрома против хозяина типа EL4 или донора bm1 бласты в качестве мишеней. (F) На 21-й день после трансплантации CD3 + Т-клеток в системе C3H.SW → B6 подсчитывали CD8 + Т-клетки (данные объединены из 2 экспериментов, среднее ± SEM; n = 8 на группу), окрашивали на гранзим B (среднее значение ± стандартная ошибка среднего; n = 4 на группу) или сортировали очищенными, а затем использовали в качестве эффекторов в анализах высвобождения хрома против хозяина типа EL4 или донорских бластов C3H.SW в качестве мишеней (данные объединены из 2 экспериментов). (G) Функция ЦТЛ in vivo против B6.CD45.1 + и меченного CFSE B6.IFNAR1 -/- (CD45.2 + ) мишени-хозяева на 12-й день после трансплантации в системе C3H.SW → B6 (реципиенты РТПХ получали BM и CD3 + Т-клетки, а реципиенты без РТПХ получали только BM с обедненным Т-клетками). Отношение оставшихся мишеней B6.IFNAR1 -/- к B6.CD45.1 + в селезенке показано на репрезентативных графиках ( # P = 0,005, отсутствие РТПХ по сравнению с РТПХ; данные объединены из 2 экспериментов , среднее ± SEM, n = 7-10 на группу). (H) Экспрессия IFNAR1 на линиях опухолевых клеток P815, P210, A20, EL4 и 5GTM1.

Рисунок 5

Передача сигналов IFN I типа по-разному регулирует CD4 + и CD8 + Т-клеточную РТПХ в модели трансплантации костного мозга с несовместимым антигеном с минорной гистосовместимостью. Выживание летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 -/- , которым трансплантировали 10 7 BM и либо (A) 3 × 10 6 CD4 + только Т-клетки (* P ). 05, B6.IFNAR1 -/- по сравнению с реципиентами B6.WT, n = 13 в BM + T, n = 6 в контроле TCD), (B) 2 × 10 6 CD8 + только Т-клетки (* Р < .05, B6.IFNAR1 -/- по сравнению с реципиентами B6.WT, n = 16 в BM + T, n = 4 в сингенных контролях), или (C) CD3 + T-клетки, содержащие 2 × 10 6 CD8 + Т-клетки ( # P <0,005, B6.IFNAR1 -/- по сравнению с реципиентами B6. WT, n = 16 в BM + T, n = 8 в контрольной группе TCD) от иммунизированных мышей C3HSW. (D) Клинические показатели летально облученных мышей B6.WT или B6.IFNAR1 -/- , которым трансплантировали 5 × 10 6 BM и 5 × 10 6 CD3 + Т-клеток от доноров bm1 (* Р < .05, ** P < 0,01, # P < 0,005, B6.IFNAR1 -/- по сравнению с реципиентами B6.WT, n = 16 в BM + T, n = 8 в контроле TCD, данные объединены из 2 экспериментов). (E) На 12-й день после трансплантации CD3 + T-клеток в системе bm1 → B6 CD8 + T-клетки подвергали сортировке и использовали в качестве эффекторов в анализах высвобождения хрома против хозяина типа EL4 или донора bm1 бласты в качестве мишеней. (F) На 21-й день после трансплантации CD3 + Т-клеток в C3H.Система SW → B6, CD8 + Т-клетки были подсчитаны (данные объединены из 2 экспериментов, среднее значение ± стандартная ошибка среднего; n = 8 в группе), окрашены на гранзим B (среднее значение ± стандартная ошибка среднего; n = 4 в группе) или очищены от сортировки. затем использовали в качестве эффекторов в анализах высвобождения хрома против хозяина типа EL4 или донорских бластов C3H.SW в качестве мишеней (данные объединены из 2 экспериментов). (G) Функция ЦТЛ in vivo в отношении B6.CD45.1 + и меченных CFSE B6.IFNAR1 -/- (CD45.2 + ) мишеней-хозяев на 12-й день после трансплантации в C3H.Система SW → B6 (реципиенты РТПХ получали BM и CD3 + Т-клетки, а реципиенты без РТПХ получали только BM без Т-клеток). Отношение оставшихся мишеней B6.IFNAR1 -/- к B6.CD45.1 + в селезенке показано на репрезентативных графиках ( # P = 0,005, отсутствие РТПХ по сравнению с РТПХ; данные объединены из 2 экспериментов , среднее ± SEM, n = 7-10 на группу). (H) Экспрессия IFNAR1 на линиях опухолевых клеток P815, P210, A20, EL4 и 5GTM1.

Для изучения механизма усиления CD8-зависимой РТПХ с помощью IFN I типа мы исследовали функцию Т-клеток CD8 + после трансплантации, когда стали очевидными дифференциальные клинические показатели (рис. 5D, данные не показаны для C3H.Система SW→B6). Неожиданно оказалось, что цитотоксичность Т-клеток донора CD8 + была одинаковой в системе bm1→B6, независимо от того, был ли реципиент B6.WT или B6.IFNAR1 -/- (фиг. 5E). В модели C3H.SW→B6 количество Т-клеток донора CD8 + , экспрессия гранзима B и уровни цитотоксичности по отношению к хозяину также были сходными у реципиентов B6.WT и B6.IFNAR1 -/- (рис. 5F). Поэтому мы исследовали возможность того, что передача сигналов IFN типа I в ткани реципиента делала ее более восприимчивой к цитотоксичности, опосредованной Т-клетками донора CD8 + , путем изучения способности аллореактивных Т-клеток по-разному убивать WT и IFNAR1 -/- мишеней in vivo.Как показано на Фигуре 5G, это действительно имело место с мишенями IFNAR1 -/- типа хозяина, которые преимущественно выживали по сравнению с мишенями дикого типа в присутствии аллореактивного Т-клеточного ответа. Этот результат был также подтвержден в системе bm1→B6, где мишени IFNAR1 -/- были в 2,26 раза более устойчивы к цитолизу, чем мишени дикого типа (данные не показаны). Таким образом, передача сигналов I-IFN в ткани реципиента усиливает CD8-зависимую РТПХ независимо от эффектов на эффекторный ответ CD8 + T-клеток донора и вместо этого увеличивает восприимчивость ткани-мишени хозяина к цитолитическому повреждению.Чтобы определить, может ли передача сигналов I-IFN также действовать непосредственно на опухоль, чтобы сделать ее более восприимчивой к уничтожению, мы проанализировали миелоидные (P815, P210), T- и B-лимфоидные (EL-4, A20) и плазматические клетки (5GTM1) опухоли. линии для экспрессии IFNAR1 и обнаружили, что это действительно так (рис. 5H). Следовательно, лечение I-IFN потенциально может привести к повышению восприимчивости опухоли к CD8 + , опосредованному Т-клетками.

Чтобы исследовать роль передачи сигналов IFN I типа через донорские клетки, мы использовали B6.WT или B6.IFNAR1 -/- доноров в модели B6→B6D2F1 РТПХ. Эти исследования показали, что, хотя выживаемость была одинаковой у обоих доноров, наблюдалось значительное снижение клинических показателей у реципиентов трансплантатов B6.IFNAR1 -/- после 30-го дня (рис. 6А). До этого РТПХ возникала с одинаковой пенетрантностью в обеих группах, так что у отдельных животных развилась тяжелая РТПХ (клиническая оценка 6 или выше). Поскольку после трансплантации очень желательно улучшить ответы GVL, мы затем продолжили изучение роста клеток мастоцитомы P815, полученных из хозяина, трансфицированных люциферазой, в этой модели.У реципиентов трансплантатов B6.IFNAR1 -/- была снижена GVL по сравнению с теми, кто получил трансплантаты B6.WT, что продемонстрировано выживаемостью и биофотонной визуализацией на 12-й день (рис. 6B-C). Анализы цитотоксичности in vivo показали значительное снижение гибели мишеней-хозяев у реципиентов трансплантатов B6.IFNAR1 -/- по сравнению с трансплантатами B6.WT, что согласуется со снижением GVL в этой группе (рис. 6D).

Рисунок 6

Реакция GVHD и GVL усиливается за счет передачи сигналов I-IFN в донорских трансплантатах. (A) Выживаемость и клинические показатели у летально облученных мышей B6D2F1, которым трансплантировали 5 × 10 6 BM и 2 × 10 6 Т-клетки от доноров B6.WT или B6.IFNAR1 −/− ( # P < 0,005, ** P < 0,01, * P < 0,05; объединенные данные из 3 экспериментов, n = 26-30 в группах BM + T, n = 13 в контрольной группе TCD). (B) Смерть от лейкемии после введения опухоли P815 luc+ , полученной от хозяина (5 × 10 3 ), с донорским трансплантатом (* P <.05, B6.WT против B6.IFNAR1 -/- доноров; объединенные данные из 2 экспериментов, n = 18 в группах BM + T, n = 8 в контрольных группах TCD). (C) Биолюминесценция на 12-й день после трансплантации опухоли P815 luc+ (** P < 0,01, B6. WT против доноров B6.IFNAR1 -/- ; объединенные данные 2 экспериментов, n = 18 на гп ) с репрезентативными изображениями. (D) Индекс цитотоксичности in vivo на 12-й день после трансплантации костного мозга (данные объединены из 2 экспериментов и выражены как среднее ± SEM; * P < .05, B6.WT против B6.IFNAR1 -/- доноров, n = 7-11 на группу). (E) Гибель от лейкемии после трансплантации летально облученным мышам B6D2F1 комбинации либо B6.WT, либо B6.IFNAR1 -/- BM с B6.WT или B6.IFNAR1 -/- Т-клеток и P815 luc+ опухоль (** P < 0,01, * P < 0,05, объединенные данные 2 экспериментов, n = 16 в группах КМ+Т, n = 8 в ТКД). (F) Реципиенты B6.WT были смертельно облучены и через 24 часа получили 10 7 BM и 10 6 CD8 + Т-клеток из C3H.Донорам SW трансплантировали опухоль 2,5 × 10 4 EL-4 luc+ . После установления опухоли низкого уровня по данным биолюминесценции рекомбинантный IFNα или физиологический раствор вводили через день, а опухолевую нагрузку оценивали через 1 неделю (данные объединены из 2 экспериментов и выражены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего; ** P < 0,01 физиологический раствор день 0 по сравнению с днем ​​7).

Рисунок 6

Реакция GVHD и GVL усиливается за счет передачи сигналов I-IFN в донорских трансплантатах. (A) Выживаемость и клинические показатели у летально облученных мышей B6D2F1, которым трансплантировали 5 × 10 6 BM и 2 × 10 6 Т-клеток из любого B6.WT или B6.IFNAR1 -/- доноров ( # P < 0,005, ** P < 0,01, * P < 0,05; объединенные данные из 3 экспериментов, n = 26-30 в группах BM + T, n = 13 в контроле TCD). (B) Смерть от лейкемии после введения полученной хозяином опухоли P815 luc+ (5 × 10 3 ) с донорским трансплантатом (* P <0,05, B6.WT против B6.IFNAR1 -/- доноров; объединенные данные из 2 экспериментов, n = 18 в группах BM + T, n = 8 в контрольных группах TCD).(C) Биолюминесценция на 12-й день после трансплантации опухоли P815 luc+ (** P < 0,01, B6.WT против доноров B6.IFNAR1 -/- ; объединенные данные 2 экспериментов, n = 18 на гп ) с репрезентативными изображениями. (D) Индекс цитотоксичности in vivo на 12-й день после трансплантации костного мозга (данные объединены из 2 экспериментов и выражены как среднее ± SEM; * P < 0,05, B6.WT против B6.IFNAR1 -/- доноров, n = 7-11 в группе). (E) Смерть от лейкемии после трансплантации летально облученным мышам B6D2F1 комбинации B6.WT или B6.IFNAR1 -/- BM с B6.WT или B6.IFNAR1 -/- Т-клетки и опухоль P815 luc+ (** P < 0,01, * P < 0,05, объединенные данные из 2 экспериментов, n = 16 в группах BM + T, n = 8 в TCD). (F) Реципиенты B6.WT были смертельно облучены и через 24 часа 10 7 BM и 10 6 CD8 + Т-клетки от доноров C3H.SW трансплантированы 2,5 × 10 4 EL-4 1 luc+ опухоль . После установления опухоли низкого уровня по данным биолюминесценции рекомбинантный IFNα или физиологический раствор вводили через день, а опухолевую нагрузку оценивали через 1 неделю (данные объединены из 2 экспериментов и выражены как среднее ± SEM; ** P <. 01 физиологический раствор, день 0 по сравнению с днем ​​7).

Поскольку компартменты BM и Т-клеток способствуют представлению антигена и последующему уничтожению опухоли-хозяина после трансплантации BM, соответственно, мы затем исследовали, на какие типы донорских клеток действовал IFN для усиления ответов GVL. Мы провели эксперименты по смешиванию с комбинациями трансплантатов Т-клеток B6.WT или B6.IFNAR1 -/- BM и B6.WT или B6.IFNAR1 -/- .Это открытие подтвердило, что передача сигналов IFN типа I непосредственно через донорские Т-клетки отвечает за усиление ответов GVL (рис. 6E). Поскольку передача сигналов IFN типа I в мишенях ЦТЛ повышает чувствительность к лизису, тогда как передача сигналов в донорских Т-клетках одновременно усиливает эффекторный ответ ЦТЛ, мы исследовали, может ли экзогенный цитокин подавлять рост опухоли после аллогенной трансплантации костного мозга. Мы использовали систему C3H.SW→B6 в присутствии экспрессирующей люциферазу лимфомы хозяина EL-4.Мы вводили рекомбинантный мышиный IFNα через день в течение 1 недели, как только у реципиентов обнаруживались низкие уровни опухолевой нагрузки, обнаруживаемые с помощью биолюминесцентной визуализации, поскольку введение цитокинов животным с высокими уровнями установленной опухоли было неэффективным (данные не показаны). Хотя бремя лимфомы значительно увеличилось у реципиентов физиологического раствора, как и ожидалось, этого не произошло у реципиентов, получавших IFNα (рис. 6F). Таким образом, введение экзогенного IFNα реципиентам с ранним рецидивом после трансплантации костного мозга может модулировать рост опухоли.

Хотя защитная роль IFN типа I при вирусной инфекции хорошо известна, влияние цитокина на адаптивный иммунитет и, в частности, на контроль аллоиммунитета плохо изучено. Рекомбинантный IFN-α обычно использовался для лечения пациентов с хроническим миелоидным лейкозом в эпоху до иматиниба, что приводило к цитогенетическим ответам, которые, как считалось, в первую очередь были связаны с антипролиферативными эффектами. 17-19  Способность цитокина модулировать GVHD и GVL после аллогенной трансплантации костного мозга была описана в основном в серии отдельных случаев, и, хотя это трудно интерпретировать, очевидны явные случаи контроля заболевания. 20-22  В этом исследовании мы продемонстрировали, что передача сигналов IFN I типа играет важную роль как в реакциях на РТПХ, так и на GVL. Важно отметить, что эффекты цитокина являются плейотропными, с различными эффектами на иммунные исходы, опосредованными донорскими CD4 + и CD8 + Т-клетками.Наши данные свидетельствуют о том, что воздействие на донорские CD4 + Т-клетки, вероятно, опосредовано косвенно, предположительно реципиентными антигенпрезентирующими клетками, тогда как прямое воздействие на донорские Т-клетки и их мишени контролируют результат в ответ на клеточные ответы, ограниченные MHC класса I.

Хотя большинство клеток могут продуцировать ИФН типа I в ответ на вирусную инфекцию, плазмацитоидные ДК (пДК) обычно являются доминирующим источником этого цитокина. 23  Источник IFN типа I в условиях трансплантации костного мозга неясен, поскольку уровни IFN типа I в сыворотке были ниже тех, которые обнаруживаются с помощью обычных анализов, таких как ELISA и анализы ингибирования вируса (данные не показаны). Однако явно измененный результат трансплантации в отсутствие передачи сигналов цитокинов демонстрирует ее важность после трансплантации костного мозга.

Влияние пДК на контроль результатов трансплантации несколько противоречиво. 24-26  После миелоаблативного кондиционирования это подмножество APC быстро истощается и оказывается избыточным для праймирования донорских Т-клеток. 25  Дифференцировка донорских пДК нарушается в присутствии РТПХ, и незрелые формы, происходящие из костного мозга, кажутся супрессивными, 26  , хотя это не было связано с секрецией I-IFN. pDCs экспрессируют TLR7 и TLR9, которые реагируют на одноцепочечную РНК и ДНК, богатую CpG, соответственно. 27  Введение CpG реципиентам после трансплантации костного мозга с 0-го дня заметно ускоряло РТПХ в несопоставимых MHC (и CD4-доминантных) системах посредством передачи сигналов через TLR9 и воздействия на APC хозяина и IFN-γ. 28 

Хотя ожидается, что эта стратегия будет способствовать секреции I-IFN, ускорение РТПХ противоположно ранним защитным эффектам, наблюдаемым в наших исследованиях, что позволяет предположить, что эффекты CpG не зависят от I-IFN. В этих исследованиях агонисты TLR8/9 также увеличивали РТПХ, что согласуется с эффектами после лигирования TLR4, что также может инициировать продукцию IFN I типа DC и макрофагами. 29  Таким образом, доминирующий сигнал, индуцирующий секрецию I-IFN в определенных типах клеток, неизвестен, и для обеспечения информативного анализа потребуется разработка более чувствительных реагентов.

Мы продемонстрировали, что передача сигналов IFN типа I у реципиентов трансплантации костного мозга обеспечивает защиту от CD4-зависимой РТПХ. Хотя возможно, что тип I-IFN может усиливать отторжение трансплантата, исследования на родительской модели F1, где обычное отторжение отсутствует, продемонстрировали результаты, идентичные результатам, наблюдаемым на модели BALB/c→B6.Следовательно, передача сигналов I-IFN у реципиентов трансплантата костного мозга изменяет способность клеток-хозяев вызывать дифференцировку донорских Т-клеток в аллоантиген. Склонность РТПХ к толстой кишке при отсутствии передачи сигналов IFN типа I в ткани реципиента была неожиданной. Исследования на химерных реципиентах ясно демонстрируют, что это происходит из-за эффекта передачи сигналов в гемопоэтических клетках, а не в эпителии-мишени. Клетки-реципиенты гемопоэтического происхождения традиционно считаются важными АПК для инициации РТПХ, хотя относительная важность конкретных субпопуляций АПК хозяина в инициации РТПХ в настоящее время неизвестна.Анализ сразу после облучения показал, что выживаемость cDC реципиента не отличалась между реципиентами B6. WT и B6.IFNAR1 -/- . Однако остаточные cDC у реципиентов B6.IFNAR1 -/- были более эффективными в индукции пролиферации и эффекторной функции в аллодиспаратных CD4 + Т-клетках.

Интересно, что было показано, что передача сигналов I-IFN ингибирует экспрессию остеопонтина в DC, что приводит к ингибированию секреции IL-27 и Th27-опосредованных воспалительных реакций. 30 Продемонстрированный вклад IL-17A в GVHD в этой модели предполагает, что эта регуляторная ось в ДК хозяина может способствовать защите, опосредованной передачей сигналов IFN типа I. Тем не менее, современные парадигмы и данные, представленные здесь, предполагают, что дифференцировка Th2, а не Th27, является основным путем, ответственным за острую РТПХ, и подавление первого, вероятно, ответственно за большинство эффектов, наблюдаемых при приеме IFN типа I в ранний послеоперационный период. Трансплантация БМ. Тем не менее, способность донорского IL-17A играть патогенную роль при РТПХ согласуется с данными, опубликованными нами 31 и другими. 32,33  В сочетании с продемонстрированным влиянием передачи сигналов IFN I типа на ДК также было показано, что передача сигналов в макрофагах приводит к ослаблению иммунных ответов и активации макрофагов липополисахаридом в присутствии IFN I типа. индуцирует продукцию IL-10 для усиления этого регулирующего эффекта. 34  Таким образом, несмотря на то, что тип реципиентных гемопоэтических клеток, передающих сигнал от I-IFN для регуляции РТПХ, еще предстоит определить, скорее всего, это APC.

В отличие от подавления CD4-зависимой РТПХ посредством передачи сигналов IFN I типа в ткани реципиента наблюдалось парадоксальное увеличение CD8-опосредованной РТПХ. Удивительно, но это не было связано с явными изменениями функции Т-клеток CD8 + , как это наблюдалось с ответами Т-клеток CD4 + . Наоборот, передача сигналов I-IFN повышала восприимчивость тканей хозяина к повреждению ЦТЛ. После представления нашего исследования Li et al. 35  сообщили лишь о незначительном уменьшении гистопатологии РТПХ печени в модели C3HSW→B6 при отсутствии передачи сигналов IFN I типа у хозяина.Это, вероятно, отражает мягкий и нелетальный характер РТПХ в этой системе при отсутствии донорской иммунизации, как это было предпринято в наших исследованиях. Повышенная восприимчивость различных субпопуляций иммунных клеток (CD4 + Т-клеток, макрофагов, клеток селезенки) к апоптозу была описана после передачи сигналов I-IFN во время инфекции Listeria и Chlamydia . 36-38  Интересно, что клинические данные 1990-х годов также продемонстрировали неблагоприятный эффект введения IFN типа I в предтрансплантационном периоде с увеличением тяжелой РТПХ и смертности, связанной с трансплантацией. 39,40  Этот результат согласуется с CD8-доминантной РТПХ при клинической трансплантации костного мозга, когда локусы HLA донора и реципиента совпадают. Также было показано, что IFN типа I способствует апоптозу в некоторых линиях опухолевых клеток in vitro, включая множественную миелому и острый лимфобластный лейкоз. 41-43  Вместе с данными in vivo, представленными здесь, это дает обоснование для изучения экспрессии рецептора I-IFN на первичных гематопоэтических злокачественных новообразованиях человека. При рецептор-позитивных злокачественных опухолях введение ИФН I типа после трансплантации костного мозга может повышать чувствительность остаточных злокачественных новообразований к реакциям ГВЛ и может быть целесообразным для изучения у пациентов с очень высоким риском или рецидивом (например, миелома, первично-резистентный острый миелоидный лейкоз). ).

Имея это в виду, мы также проанализировали влияние передачи сигналов IFN типа I на донорский трансплантат после трансплантации костного мозга. Эти исследования подтвердили, что цитокин усиливал активность ЦТЛ и, как следствие, ГВЛ посредством прямого воздействия на донорские Т-клетки. Хотя эти результаты не согласуются с недавним исследованием, в котором авторы использовали модели кожных аллотрансплантатов, которые показали, что передача сигналов IFN I типа не способствует отторжению, опосредованному CD8 + Т-клетками, 44  , авторы других исследований ясно продемонстрировали жизненно важную роль IFN типа I в экспансии и дифференцировке эффекторных ЦТЛ и в активации свидетелей. 45,46  Кроме того, в исследованиях как на пациентах, так и на экспериментальных моделях, в которых была достигнута толерантность, исследователи продемонстрировали, что передача сигналов I-IFN после вирусной инфекции или эндогенного введения может инициировать отторжение. 47,48  И наоборот, блокирование интерферона I типа в сочетании с иммуносупрессией может увеличить выживаемость аллотрансплантата. 49 

Таким образом, хотя роль интерферона I типа после трансплантации паренхиматозных органов все еще остается спорной, большинство исследований предполагают, что передача сигналов усиливает аллореактивные ответы. Также было продемонстрировано, что повышенные уровни IFN типа I увеличивают перекрестную презентацию CD8 + Т-лимфоцитов с помощью APC независимо от помощи CD4 + Т-клеток. 50  Хотя передача сигналов I-IFN в донорских APC, по-видимому, не способствует GVL в нашей системе, мы исследовали это с использованием доноров, которые не могут реагировать на I-IFN, и поэтому сравнили физиологические уровни передачи сигналов с их отсутствием. Напротив, Le Bon et al. индуцировали высокие уровни IFN типа I как через вирусную инфекцию (лимфоцитарный вирус хориоменингита), так и через прямое введение IFNα, что улучшило перекрестное праймирование. 50  Наряду с демонстрацией четкой роли передачи сигналов I-IFN физиологического типа в активности ЦТЛ мы также подтвердили, что введение рекомбинантного IFNα может модулировать рост опухоли после аллогенной трансплантации костного мозга. Ответы донорских NK-клеток также важны для ответа GVL, и, что важно, ранние ответы NK-опухоли зависят от передачи сигналов I-IFN. 12 Таким образом, усиление этих ответов в сочетании с ответами Т-клеток CD8 + будет способствовать дальнейшему улучшению GVL у реципиентов трансплантации костного мозга с NK-чувствительными злокачественными новообразованиями.

Несмотря на то, что мы продемонстрировали потенциал как для предотвращения РТПХ, так и для улучшения состояния при GVL путем лечения I-IFN, наиболее эффективным терапевтическим применением этого цитокина, вероятно, будет дополнительное лечение пациентов с очень высоким риском рецидива после трансплантации костного мозга. в то время как бремя опухоли низкое. При введении перед трансплантацией существует риск сделать реципиентную ткань более восприимчивой к донорскому цитолитическому повреждению и, возможно, к повреждению, вызванному химиолучевой терапией.Напротив, способность IFN типа I делать остаточную злокачественную опухоль более восприимчивой к уничтожению при одновременном повышении клеточной цитотоксичности делает эту стратегию привлекательной для продвижения GVL в условиях высокого риска. Доступность новых пегилированных форм цитокина в клинической практике предполагает, что этот подход может быть пересмотрен контролируемым и проспективным образом.

Анализ этой статьи изнутри Кровь находится в начале этого выпуска.

Затраты на публикацию этой статьи были частично покрыты за счет платы за страницу. Поэтому и исключительно для того, чтобы указать на этот факт, эта статья настоящим помечена как «реклама» в соответствии с разделом 1734 18 USC.

Предоставлено: Р.Дж.Р. разработал и провел эксперименты и написал рукопись; Э.К., Р.Д.К., Y.A.W., S.D.O., A.L.J.D., N.C.R., K.E.L., A.V., K.A.M. и M.K. проведенные эксперименты; NADW предоставил жизненно важные реагенты; А.Д.К. выполнен весь слепой гистологический анализ; П. Дж.Х. предоставил жизненно важные реагенты и помог разработать эксперименты; К.П.А.М. разработал исследования и помог написать рукопись; и Г.Р.Х. разработал исследования и помог написать рукопись.

Раскрытие информации о конфликте интересов: авторы заявляют об отсутствии конкурирующих финансовых интересов.

Корреспонденция: Джеффри Хилл, Лаборатория трансплантации костного мозга, Квинслендский институт медицинских исследований, 300 Herston Road, Herston, QLD, 4006 Australia; электронная почта: [email protected]

Производство левулиновой кислоты и гамма-валеролактона (ГВЛ) из целлюлозы с использованием ГВЛ в качестве растворителя в двухфазных системах

Производство левулиновой кислоты и гамма-валеролактона (ГВЛ) из целлюлозы с использованием ГВЛ в качестве растворителя в двухфазных системах

Johns Hopkins Kimmel Cancer Center

Посмотрите наше видео о трансплантации костного мозга

Syngeneic 

Донором является идентичный близнец пациента.Это простейший источник стволовых клеток. Сингенные трансплантаты являются наименее сложными трансплантатами, поскольку нет риска отторжения, реакции «трансплантат против хозяина» (РТПХ) или опухоли в костном мозге. Восстановление клеток крови и восстановление работы иммунной системы происходит быстро. Единственным недостатком сингенных трансплантатов является отсутствие эффекта «трансплантат против лейкемии» (GVL) аллогенных трансплантатов, который помогает уменьшить рецидив опухоли.

Аллогенный

Аллогенный донор не является пациентом.Аллогенные трансплантаты имеют самый низкий риск рецидива опухоли из-за эффекта ГВЛ. Однако РТПХ (когда новая пересаженная иммунная система воспринимает пациента как чужеродного), отторжение трансплантата и иммунодефицит являются потенциальными проблемами. Аллогенных доноров выбирают на основании анализа крови на антигены лейкоцитов человека (HLA). Антигены HLA являются частью биологического процесса, который позволяет иммунным клеткам каждого человека различать себя и клетки других людей или чужеродных организмов. Подходящий донор, либо родственник (обычно брат или сестра), либо неродственный человек из реестра, делится с пациентами всеми 12 HLA-антигенами.Исторически сложилось так, что при всех аллогенных трансплантациях использовались совместимые доноры, поскольку несоответствие HLA было связано с высоким риском РТПХ.

Аутологичный

Используется собственный костный мозг или периферическая кровь пациента. Как и при сингенных трансплантатах, отсутствует риск отторжения или РТПХ, отсутствует эффект ГВЛ. Существует дополнительная проблема загрязнения трансплантата опухолью. Это может быть относительно незначительной проблемой для некоторых солидных опухолей, но является серьезной проблемой для всех видов рака крови и некоторых солидных опухолей.Университет Джона Хопкинса впервые разработал методы «очищения» или удаления опухолевых клеток из аутологичных трансплантатов, а также методы уменьшения рецидивов, аналогичные эффекту аллогенной ГВЛ.

Гаплоидентичный

Многие пациенты, нуждающиеся в трансплантации, не имеют подходящего члена семьи или неродственного донора. Протокол, разработанный в Онкологическом центре Джонса Хопкинса Киммела в 2000 году, показал, что полуидентичные или гаплоидентичные родственные доноры могут быть выполнены с такими же результатами, как и с соответствующими трансплантатами.Все родители и дети, а также около половины братьев и сестер — полусовпадения. Возможность выполнять гаплоидентичные трансплантации произвела революцию в пересадке костного мозга, так что почти каждый, кто сейчас нуждается в трансплантации, может ее получить. Этот подход, разработанный в Университете Джона Хопкинса, в настоящее время изучается в большинстве крупных центров трансплантологии по всей стране. Результаты клинических испытаний были обнародованы в июле 2011 года.

Пуповинная кровь

Другим источником стволовых клеток для трансплантации является частично совместимая пуповинная кровь.Этот тип трансплантации стал по существу стандартом лечения детей, нуждающихся в трансплантации, но из-за небольшого размера трансплантатов пуповинной крови он все еще находится на стадии исследований у взрослых.

Официальное описание серии — серия GREENVILLE

Официальное описание серии — серия GREENVILLE
 РАСПОЛОЖЕНИЕ ГРИНВИЛЛ AL+AR FL GA SC
 
Установленная серия
Версия BCF:PGM
07/97

Гринвилл состоит из очень глубоких, хорошо дренированных, умеренно проницаемых почв на возвышенностях. Они образовались в глинистых морских отложениях Прибрежной равнины. Уклоны в основном менее 8 процентов, но колеблются до 18 процентов. Около типового местоположения среднегодовая температура воздуха составляет около 65 градусов по Фаренгейту, а среднегодовое количество осадков составляет около 59 дюймов.

ТАКСОНОМИЧЕСКИЙ КЛАСС: Мелкие, каолинитовые, термические родические Kandiudults

ТИПИЧНЫЙ ПЕДОН: Мелкая супесь Гринвилля — окультуренная. (Цвета указаны для влажной почвы, если не указано иное.)

Ap —от 0 до 5 дюймов; темно-красновато-коричневая (5YR 3/4) супесь, влажная и сухая; слабая мелкозернистая структура; рыхлый; общие тонкие и средние корни; средняя кислота; резкая плавная граница. (толщиной от 4 до 12 дюймов)

BA —от 5 до 9 дюймов; темно-красная (2.5YR 3/3) супесь, влажная и сухая; слабая средне-угловатая блочная структура; рыхлый; общие тонкие корни; немного кварцевых камешков; средняя кислота; четкая волнистая граница. (толщиной от 0 до 9 дюймов)

Bt1 —от 9 до 40 дюймов; темно-красный (2.5YR 3/6) супесчаная красная (2.5YR 4/6) сухая; умеренно-среднеугольно-глыбистая структура; рыхлый; несколько отчетливых глинистых пленок на гранях педов; несколько тонких корней; общие мелкие поры; обыкновенные чистые песчинки; очень сильно кислый; постепенная волнистая граница.

Bt2 —от 40 до 80 дюймов; темно-красная (10R 3/6) супесь, влажная и сухая; умеренно-среднеугольно-глыбистая структура; рыхлый; обычные отчетливые глинистые пленки на гранях педов; очень сильно кислит. (Общая мощность горизонта Bt составляет более 60 дюймов.)

ТИП РАСПОЛОЖЕНИЕ: Conecuh County, Алабама; 5 миль к западу от средней школы Lyeffion на County Road 30; 2375 футов к западу и 1375 футов к югу от северо-восточного угла сек. 22, Т. Н., р. 10 Э.

ДИАПАЗОН ХАРАКТЕРИСТИК: Толщина Solum превышает 60 дюймов. Реакция колеблется от очень сильнокислой до умереннокислой везде, за исключением известкованных поверхностных слоев. В некоторых педонах немного кварцевых камешков. Содержание железомарганцевых масс и конкреций колеблется от нулевых до распространенных повсеместно.

Горизонт A или Ap имеет оттенок от 2,5YR до 10YR, значение от 3 до 5 и насыщенность от 2 до 6, или оттенок 10R, значение 3 и насыщенность 1. Обычно это супесь, мелкая супесь, суглинок, супесь или суглинистый мелкий песок; но включает текстуры песчаной глины, супеси суглинка и суглинка.

Горизонт AB или BA, если присутствует, имеет оттенок 5YR, 2,5YR или 10YR, значение 2 или 3 и цветность от 4 до 6. Обычно это супесь или супесь, но варьируется до супеси или суглинка.

Горизонт Bt имеет оттенок 2,5YR или 10R, значение 2 или 3 и цветность от 2 до 6. Некоторые педоны имеют цвета со значением 4 или имеют пятна оттенков красного или коричневого в нижней части горизонта Bt. Это супесь, суглинок или глина. Верхние 20 дюймов горизонта Вт содержат от 33 до 55% песка, от 4 до 20% ила и от 35 до 55% глины. Многие педоны имеют темные налеты из марганца или органического вещества на гранях пед в верхней части горизонта Bt, но в нижней части горизонта Bt покрытия обычно отсутствуют.

КОНКУРИРУЮЩИЕ СЕРИИ: К ним относятся Серия Дэвидсон в той же семье и Энистон и Ряд Декейтера в родственных семействах. Почвы Дэвидсона находятся на Пьемонтские нагорья и содержат меньше песка в секции контроля размера частиц, чем почвы Гринвилля. Почвы Anniston и Decatur содержат более 20 процентов ила в контрольной секции и не выделяют горизонт kandic.

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ РАСПОЛОЖЕНИЕ: Почвы Гринвилля расположены на возвышенностях прибрежных равнин.Градиенты уклона обычно составляют от 0 до 8 процентов, но могут достигать 18 процентов. Почвы образовались в глинистых морских отложениях. Климат теплый и влажный. Среднегодовое количество осадков колеблется от 50 до 64 дюймов, а среднегодовая температура колеблется от 63 до 68 градусов по Фаренгейту.

ГЕОГРАФИЧЕСКИ СВЯЗАННЫЕ ПОЧВЫ: Это америкус, Бама, Фейсвилл, Люсидейл, Оранжбург и Почвы Красной бухты на несколько более высоких позициях в ландшафте и Люси и Формовочные почвы на боковых склонах. Почвы америкус имеют контрольный участок песчаного гранулометрического состава. Почвы Бама, Люседале, Оринджбург и Ред-Бей мелкосуглинистые. Почвы Faceville имеют глинистый горизонт с цветностью по влажности 4 и более. Почвы Люси и Труп имеют мощный песчаный эпипедон и суглинистый контрольный разрез.

ДРЕНАЖ И ПРОНИЦАЕМОСТЬ: Хорошо дренированный; средний сток; умеренная проходимость.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ: Большинство площадей расчищено и используется для производства хлопка, кукурузы, мелкого зерна, соевых бобов, огородных культур, садов и пастбищ.Лесные массивы состоят из сосны, дуба и гикори.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ И ПРОСТРАНСТВО: Прибрежная равнина Алабамы, Арканзаса, Флориды, Джорджии и Южной Каролины. Эта почва обширна.

MLRA РЕГИОНАЛЬНОЕ ОФИС ПО ОБСЛЕДОВАНИЮ ПОЧВЫ (MO) ОТВЕТСТВЕННЫЙ: Auburn, Alabama

СЕРИЯ УСТАНОВЛЕНА: округ Батлер, Алабама; 1907.

ПРИМЕЧАНИЯ: Редакция 1/89 изменила классификацию с Paleudult на Kandiudult в связи с добавлением глины с низкой активностью.